Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: индейцы (список заголовков)
12:32 

СТИВ И РУТ, СКАЙ И ВАЙ...

Горю! Конопляное поле.
И благослови, Боже, nastyelf, она так дивно проиллюстрировала мне те вещи, которыми я больше всего горжусь...



ЕЩЁ
Иллюстрации к:
sillvercat.diary.ru/p182046261.htm
sillvercat.diary.ru/p182046835.htm
sillvercat.diary.ru/p181809035.htm

@темы: арт, индейцы, твор4ество, я

22:39 

lock Доступ к записи ограничен

Горю! Конопляное поле.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:54 

НЕБО НАДО МНОЙ

Горю! Конопляное поле.
Название: «Небо надо мной»
Автор: sillvercat
Бета (и гамма): Эллаирэ
Пейринг/Персонажи: Стив Токей Сапа/ Скай
Рейтинг: R
Размер: миди
Категория: гет
Жанр: романс, ангст
Краткое содержание: Преуспевающая деловая женщина-юрист, сделавшая прекрасную карьеру, вспоминает в своём Интернет-дневнике события 40-летней давности и свою первую любовь к совершенно непутёвому парню – индейцу племени Лакота, которого она оставила ради того, чтобы преуспеть в жизни.
Это заключительная часть трилогии.
Первая часть: sillvercat.diary.ru/p182046261.htm
Вторая часть: sillvercat.diary.ru/p182046835.htm
Но читать можно в любом порядке.
Если кому интересно...
Инициатор пейринга: Рикки Хирикикки)))
Публикация на социофанфикшене: sociofiction.diary.ru/p182047493.htm
Спасибо: Просто Ватиканская Монахиня, Эллаирэ, Xin Rei, F-fantazy, Auesha, gm2933, nastyelf и Клякса_из-под_пера!

Слушать:

Прослушать или скачать Slow Changes бесплатно на Простоплеер

АРТ от nastyelf: sillvercat.diary.ru/p182343638.htm


***
Эти строки появляются здесь исключительно «благодаря» тому, что я вдрызг пьяна и в скором времени провалюсь в сон, предварительно стерев отсюда ненужные подробности своей давно прошедшей жизни. Давно прошедшей – не эвфемизм, а констатация факта. Да, сейчас я могу признать, что по-настоящему жила только тогда, ровно сорок лет назад.
Я привыкла быть точной в формулировках, деталях и выводах, что обусловлено тридцатью двумя годами юридической практики.
Поэтому ещё раз уточню, что всеми появляющимися на мониторе моего «Мака» подробностями обязана исключительно неразбавленному виски «Скоттиш Принс», исправно поступающему в мою кровь последние три часа. Его там сейчас никак не меньше двух процентов.
Сорок, тридцать два, тройка, двойка.
Мне следовало бы стать математиком, а не юристом, распоряжаться цифрами, а не людьми.
Но я всегда стремилась стать именно юристом. Прокурором.
Крючкотвором, определяющим чужие судьбы так, как этого требует закон.
И я преуспела на этом традиционно мужском поприще, хотя мне не суждено было родиться мужчиной, о чём всегда сожалел мой отец, который однажды с явственной горечью бросил матери: «Ты не сумела родить мне сына». А та заплакала. Она всегда плакала легко.
В отличие от меня.
Даже сейчас, прочитав в Сети сугубо интимные излияния двух глупышек, Рут и Вайноны, – жены и сестры Стива, я могу с удовлетворением констатировать, что глаза мои даже не увлажнились. А «Скоттиш Принс»… что ж, хотя обе эти женщины считают меня ледяной королевой, богатенькой стервой и «сучкой беложопой», – и я признаю за ними право выражать своё частное мнение в своих частных блогах, – я вовсе не из-за этого подошла к бару и достала оттуда бутылку с виски.
Из-за одной-единственной фразы на первой же странице дневника Вайноны Смоллхок:
«Ох, если б вы могли хоть раз увидеть, как шагал по грёбаной белой школе мой брат – плавной хозяйской поступью вышедшей на охоту пумы…»
Я видела его тогда и вижу сейчас.

***
Той осенью мне минуло семнадцать, а всё лето я проработала секретарём в юридической конторе старого друга моего отца, мистера Уэсли Райта, в Миннеаполисе, и в Оглалу вернулась перед самым началом занятий в школе.
– Ты ещё больше расцвела, Скай, – одобрительно сказала, встретив меня в вестибюле школы, пожилая преподавательница латинского, миз Уорнингтон, повторив слова моей матери, которая, впрочем, произнесла их с грустью, как мне показалось. А вот взгляды девчонок и парней наших старших классов можно было практически безошибочно распределить на завистливые либо голодные. Неудивительно.
Собственная красота давно была мне привычна, я не замечала её. Всё та же Вайнона Смоллхок написала: «Скай была высокой, длинноногой, белокурой, голубоглазой и надменной». Именно так. Самой Вайноне наверняка нравилось повышенное внимание окружающих к своей персоне. Не скрою, и мне это льстило. Но больше раздражало. Особенно повышенное внимание всех переростков Оглальской средней школы. Гормональная буря захлёстывала им мозги. Если человек не в состоянии контролировать собственное тело, чем он отличается от животного? Да ничем.
Стив Токей Сапа, Чёрный Камень, был настоящим диким зверем – вот что подумала я, впервые столкнувшись с ним в школьном коридоре. Я очень давно не видела его, хотя слышала о нём много – а кто бы в Оглале о нём не слышал? – и теперь рассматривала открыто, в упор, как и он меня. И я так остро ощутила тогда его силу, его уверенность в своём праве на эту силу и исходившую от него угрозу… Это коробило и завораживало одновременно – настолько, что я никак не могла отвести взгляд от его хмурого лица.
– Вы чего, прорасти здесь решили, что ли? – жизнерадостно проорал Джереми Литтл, дружок Стива, не успев, впрочем, увернуться от его оплеухи, а вокруг загомонили и заржали.
А я, не торопясь, пошла туда, куда и направлялась – в школьную канцелярию, на практику по делопроизводству, стараясь не думать об этой нелепой мизансцене в коридоре.
Стив Токей Сапа являл собой вопиющий контраст с моим миром, в котором ему не должно было быть места даже на несколько минут.
Тем не менее, в канцелярии я внимательно просмотрела его личное дело. Он был из племени Лакота, его родители погибли, и в возрасте восьми лет он остался на попечении дальних родственников – Джозефа и Джемаймы Смоллхоков. Его прошлогодние баллы были высокими только по математике и физике, а перечень спортивных достижений являлся лишь немногим длиннее списка его дисциплинарных взысканий за разнообразные правонарушения. Мне стало ясно, почему директор и преподаватели закрывали глаза на то, что он всё реже и реже посещал школу, – в выпускном-то классе! – но такое попустительство являлось в корне неверным. Никакие его «подвиги» на родео или достижения в баскетболе не могли компенсировать того, что он фактически был прирождённым смутьяном и нарушителем порядка.
С точки зрения закона, его давно следовало посадить – как минимум, в исправительное учреждение штата для подростков.
Я даже сказала это вслух – вполголоса, возвращая в нужную ячейку шкафа жёлтую картонную папку с его досье.
И на секунду замерла, снова как наяву увидев перед собой его мощную фигуру в небрежно накинутой куртке и линялых джинсах, насмешливый, с прищуром, взгляд тёмных, как уголь, глаз под копной встрёпанных иссиня-чёрных волос. И его точные молниеносные движения огромной опасной кошки.
Я передёрнула плечами и снова уселась за свой стол.
Действительно, Стив Токей Сапа не стоил того, чтоб думать о нём дольше пяти минут.
читать дальше

@темы: фики, твор4ество, индейцы, гет, Жуков/Максим, Гюго

01:38 

ТЕ, КТО ЗА МЕНЯ ОТВЕЧАЕТ

Горю! Конопляное поле.
Название: «Те, кто за меня отвечает»
Автор: sillvercat
Бета: Tintae
Размер: миди
Пейринг/Персонажи: Стив Токей Сапа/Рут, Джеффри/Вайнона
Категория: гет
Жанр: романс, ангст
Рейтинг: R
Краткое содержание: 70-е годы, США, штат Южная Дакота. Вайнона Уайтхок, девушка из племени Лакота, весёлая и любвеобильная, всегда боялась и избегала своего старшего брата Стива, который постоянно её ограничивал. Только незадолго до его гибели она поняла, что Стив всегда её защищал. В том числе и от неё самой.
Предупреждение: POV главной героини, смерть главного героя.

Если кому интересно...

Это вторая часть трилогии о Стиве.
Первая часть: sillvercat.diary.ru/p182046261.htm
Третья часть: sillvercat.diary.ru/p181809035.htm

Ссылка на ФБ-2012: fk-2012.diary.ru/p181512754.htm
Обсуждение в закрытой на время ФБ записи: sillvercat.diary.ru/p181392157.htm


От автора: Чёрт, я не собиралась это записывать, но, как и Вайнона, поняла, что это мой долг.
В этой вещи воплотилась, наверное, моя собственная отчаянная мечта о старшем брате, который наподдаст, если за дело и надо, но всегда защитит...

Слушать:




***
Я не знаю, с чего мне начать, и это очень глупо, так же глупо, как в мои годы заводить в Интернете дневник, подобно моему 12-летнему внуку. Это всё моя подруга Рут виновата, Рут Токей Сапа, Рут Конвей, она подбила меня на эдакое сумасшествие – после того как я провела не один полночный час за её дневником – вся в слезах и соплях, вместо того, чтобы мирно спать (или не спать) рядом со своим мужем…
Ой. Меня заносит не туда, и я не удивляюсь. И вы не удивляйтесь, хорошо?
Начну ещё раз, но стирать предыдущую галиматью не буду, в конце концов, что может характеризовать меня лучше, чем такая галиматья?
Опять же все ПОСМЕЮТСЯ, и это здорово, я считаю.
Уоштело, я Вайнона Торнбулл, до замужества Смоллхок, из народа Лакота, и можно, я не буду говорить, сколько мне лет? Спасибо, пила майа.
Всё равно в душе я чувствую себя девчонкой, несмотря на то, что у меня пятеро сыновей (и одиннадцать внуков и внучек, а на подходе двенадцатый), хотя я намеревалась родить десятерых, и Рут вот тоже упоминала об этом. Но к моменту рождения пятого, Илайи, я решила, что мой долг перед народом Лакота исполнен, ибо каждый из моих сыновей стоит двоих. Да чего там, троих!
Ой! Я опять отвлекаюсь.
Моё имя означает «перворождённая». Лонгфелло вставил его в свою «Песнь о Гайавате»: «Назвала дочь первородной, назвала её Вайноной»… В школе меня прозвали «Вай нот?», и я не обижалась, ибо это и вправду было моим любимым присловьем, о чём бы, по большому счёту, не шла речь, главное ведь, чтоб было интересно и ВЕСЕЛО.
Вы ещё читаете, люди? Да вы герои! Хорошо, я продолжу.
Моя юность пришлась на семидесятые. Это было тяжёлое время для нашего народа, хотя лёгких времён для Лакота не было никогда. Но в семидесятые нас убивали открыто, особо не стесняясь, и мы отвечали тем же. Дикари, что с нас взять. И мы гордились тем, кто мы есть, и с гордостью надевали в школу футболки с надписью «Red Power!» и налобные повязки, расшитые бисером. Мы были на своей земле – там, где все остальные являлись лишь пришельцами. Чужаками. Наша земля – она всегда с нами, она в нашей крови, как и поколения поколений предков. Кто из американцев может похвастаться этим? Да никто. Ох, если б вы могли хоть раз увидеть, как шагал по грёбаной белой школе мой брат – плавной хозяйской поступью вышедшей на охоту пумы…
Мой брат, Стив Токей Сапа, Чёрный Камень, – вот ради кого я начала всё это писать. Потому что мой долг ему ещё не отдан и никогда не будет отдан до конца.
Жизнь любой женщины Лакота определяют МУЖЧИНЫ. Так было всегда и так будет. Ибо жизнь в прериях чересчур жестока, и в ней всегда должен быть тот, кто защищает женщину, тот, кто за неё отвечает. Отец, брат. Дедушка, дядя. Потом – муж, сын.
Воины.
Которые, если потребуется, умрут за неё.
читать дальше

@темы: фики, твор4ество, индейцы, ФБ-2012, Робеспьер/Гюго, Жуков/Есенин, Гюго

01:19 

ПЕРВЫЙ И ПОСЛЕДНИЙ

Горю! Конопляное поле.
Название: «Первый и последний»
Автор: sillvercat
Бета: Tintae
Размер: миди
Пейринг/Персонажи: Стив Токей Сапа/Рут, Вайнона, Люк, Джеффри и др.
Категория: гет
Жанр: романс, ангст
Рейтинг: NC-17
Краткое содержание: 1977 год, США, штат Южная Дакота. В индейскую резервацию приезжает белая девушка, мечтательница-идеалистка, чтобы стать там учительницей. Встретив парня, воевавшего во Вьетнаме, а сейчас – чемпиона родео, понимает, что он – её судьба
Предупреждение: POV главной героини, смерть главного героя

От автора: Ребята... первый раз я написала мужика, с которым могла бы прожить всю жизнь самолично и самолично же его убила в первой же части!!! Нет мне прощения. Зато из этого чувства вины выросло ещё два фика...
И я даже в этот фик дописала четыре изрядных куска, так что от первоначальной версии он ну оооочень отличается. Надеюсь, всем этим я хоть немного искупила свой грех.
Вообще да, руки чешутся пойти по пути Кишимото-сэнсея, оживляющего героев направо и налево, но я удерживаюсь титаническим усилием воли)))
Если кому интересно...
Это первая часть трилогии о Стиве.
Вторая часть: sillvercat.diary.ru/p182046835.htm
Третья часть: sillvercat.diary.ru/p181809035.htm


Ссылка на ФБ-2012: fk-2012.diary.ru/p181513025.htm
Обсуждение в закрытой на время ФБ записи: sillvercat.diary.ru/p180955586.htm
Примечания:
Написано для: Xin Rei, без которой тут ничего бы не стояло))))
Спасибо: F-fantazy за ценные уточнения и проявленную БИ)))
Спасибо Auesha, gm2933, nastyelf и всем-всем-всем, кто прочёл это первыми.
А, да, признаюсь, что имя коня я нахально слямзила у Клер Хаффейкер в романе «Никто не любит пьяного индейца».

Слушать:


Арт от nastyelf: sillvercat.diary.ru/p182343638.htm



ЕЩЁ ВИЗУАЛИЗАЦИЯ...

***
В мае 1977 года мне исполнилось двадцать два, и я была некрасивой, замкнутой, асексуальной и безнадёжно девственной.
Последнее, наверно, вытекало из трёх первых, но с логикой у меня всегда были нелады. В своих мечтаньях я могла сколько угодно воображать себя загадочной красавицей, сильной и волевой, повергающей к своим великолепным стройным ногам всех встречных и поперечных, но, как любила повторять бабуля Конвей, застав меня отрешённо уставившейся в пространство: «Не перестанешь витать в облаках, Рут, вырастешь такой же никчемной, как твоя маменька!»
Мама вовсе не была никчемной, но, как и я, доказать это бабуле Конвей не могла. Она и папа вместе попали в автокатастрофу, когда мне было всего четыре года, оставив меня на попечение бабули. Мне повезло, что меня не отправили в сиротский приют. Это тоже любила повторять бабуля Конвей.
Ещё она постоянно твердила о том, что Господь по милости своей не дал мне привлекательности, чтобы не ввергать в искушение. Кто именно должен был ввергнуться в искушение – я или окружающие, бабуля не уточняла, а я не спрашивала. Но, глядя на себя в зеркало, я думала, что она права. Рост мой не достигал и пяти футов, волосы, хоть и густые, были какого-то неопределённого блёкло-русого цвета, рот чересчур велик, светлые, тоже неопределённого цвета глаза широко расставлены, и в общем, я была ничем не примечательной серой мышкой.
Едва окончив среднюю школу, я уехала из дома и поступила в общественный Средне-Западный колледж. Мне сразу понравилось его название – просто как в книгах сэра Дж. Р. Р. Ну и стипендию мне там предоставили, как оставшейся без родителей сироте. Так что до старости сидеть на шее у бабули, как та предрекала, я не собиралась. Хотя уезжать было очень страшно, признаюсь. Я всегда умела понимать людей, но общаться с ними не умела совершенно. Такое вот нелепое сочетание.
Нелепое, как я сама.
Вай ужасно бесилась, если я вдруг такое говорила.
Когда мне посчастливилось стать студенткой Средне-Западного, Вай оказалась моей соседкой по комнате в кампусе, а также лучшей и единственной подругой. Едва я, зажав в потной ладони ключ от комнаты и робко озираясь по сторонам, впервые поднялась по лестнице общежития и начала ковырять ключом в замке, дверь вдруг распахнулась.
– Не заперто же! – прозвенел весёлый голос, и передо мной возникло нечто яркое, пышное, смуглое, круглощёкое и кареглазое. – Хау!
Я близоруко заморгала.
– Вайнона Смоллхок. – Девушка, показавшаяся мне невероятной красавицей, торжественно протянула мне руку, на запястье которой звякнули блестящие широкие браслеты, и на мгновение крепко сжала мои пальцы. Рука у неё была горячей, а моя, как обычно, ледяной. Бледная немочь – вот кем я была по сравнению с ней. – Из народа Лакота, штат Южная Дакота, резервация Роузбад.
Я, видимо, так восхищённо воззрилась на неё, что она звонко рассмеялась:
– Что, романтично, ага?
Именно так я и подумала, но постеснялась озвучить.
Вай захохотала ещё пуще, тряхнув иссиня-черными волосами, разметавшимися по круглым плечам. Потом я поняла, что она почти всегда смеётся и почти никогда не плачет.
– Рут Конвей, – застенчиво пролепетала я.
Все годы обучения в колледже Вай опекала меня, как Матушка-Гусыня, и совсем не ворчала, если я теряла ключи от комнаты, забывала в аудитории конспекты, разбрасывала вещи и не успевала подготовиться к семинару.
Вот от чего она начинала по-настоящему бушевать – так это от моего дурацкого самоуничижения, как она это называла. Хотя я и пыталась объяснить ей, что это не самоуничижение, а констатация факта. Я ведь в самом деле была растяпой, неумехой и плаксой, и у меня хватало духу это признать.
– Просто ты не даёшь себе раскрыться, – заявила как-то Вайнона. – Ну почему, Рут?!
– Не для кого. Ты же знаешь, что мне никто даже не нравится… – пробормотала я неловко. – Совсем.
Это была сущая правда. Некому было тягаться с героями, злодеями, пиратами, ковбоями и императорами, которые сонмами толкались у меня в голове, сколько я себя помнила.
читать дальше
Окончание — в комментариях/

@темы: фики, твор4ество, индейцы, ФБ-2012, Жуков/Есенин, Гюго

08:04 

Доступ к записи ограничен

Горю! Конопляное поле.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:06 

Я БОБЁР!

Горю! Конопляное поле.
15:10 

Доступ к записи ограничен

Горю! Конопляное поле.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:07 

ИНДЕЙЦЫ, ИНДЕАНИСТЫ И Я

Горю! Конопляное поле.


Мне сложно и просто писать на эту тему.
Потому что вся моя сознательная жизнь примерно с 15-ти лет шла с индейцами в голове, а также частью она проходила в индеанистской тусовке. Так что приготовьтесь, щас будет сумбур, невнятица, восклицательные знаки, смайлы и КАПС. Слабонервных прошу отвернуться, им в прериях не место)))

Индеанистика – тот же фандом. Очень большой. Просто раньше, когда не было Инета, мы, помешанные психи, переписывались от руки – ручкой по бумажке, да-да, заклеивали бумажки в конвертики и отправляли друг другу. Письма шли по паре недель, туда-сюда. Мы встречались летом на индеанистских, скажем так, «сходках», в Новосибе или на Алтае. Зимой тру-индеанисты шили одежду, палатки-типи, мастерили головные уборы из перьев, музыкальные инструменты и оружие (у меня дома, к примеру, стояла подаренная боевая палица дакотов, что-то типа косы Хидана...)… словом, делали всё то, что сейчас делают, скажем, фаны «Наруто» – косплеили любимых героев.
Пожалуй, не было только одного в нашей тусовке – «господ пидарасов и дам, считающих себя господами пидарасами» (с))
Поскольку их не было в каноне)))
Канон – собственно индейцы Северной Америки, конкретно, индейцы прерий.

О каноне, геях, войне, крови и смерти...


@темы: я, индейцы, друзья, арт

Выхожу один я на дорогу, на работу, на медведя

главная