Записи с темой: Я (список заголовков)
22:09 

ОЧЕРЕДНОЙ ТИХИЙ АЛЬФИЙСКИЙ ВЕЧЕР

Горю! Конопляное поле.
Все 11-классники завтра пишут по одному пробному ЕГЭ, а ребёнок – два. По литературе и истории. Ибо она их сдаёт по выбору.
Прихожу из оперетты (кстати, я решила, что это более гюгошный жанр, нежели цирк, ибо цирк – это море пота, порванных связок и трудовых буден, а тут если голос поставлен – песнячь себе, дрыгай ногами да весели народ), а ребёнок сидит, зубрит и мрачно бурчит:
– Завалю, завалю оба…
Я, живенько:
– Да и завалишь, и хрен с ними, я куплю тебе… э-э-э… БОЛЬШУЮ ЧЕРЕПАХУ!!!
Ребёнок:
– ЧОООО???!!!
Аццкий ржач.
Люблю родную квадру, а родной ТИМ так вообще вне конкуренции. Очень не хватает, впрочем. Дона, для обострения приключений на вторые 90, и Дюма в качестве поставщика хавчика.
Ищем. Снимаем, портим)))

@темы: я, моя семья и другие звери, Гюго, Альфа

18:13 

Доступ к записи ограничен

Горю! Конопляное поле.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
09:44 

Доступ к записи ограничен

Горю! Конопляное поле.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
17:49 

ЕСТЬ ЛИ ЖИЗНЬ В РЕДАКЦИИ?

Горю! Конопляное поле.
Продолжение лирических воспоминаний…

Пятница, 17-30. Готовим к сдаче свежий номер, плюс ещё цветная вкладка – телефонный справочник разных необходимых для жизни телефонов городских служб.
Конец света.
Дым коромыслом.
Сижу, методически обзваниваю по списку все учреждения для справочника, сверяю номера телефонов. Выглядит это так: звоню, в трубке раздаётся бодрый голос: «Приёмный покой!» или «Дежурный ГО и ЧС!» или «Управление ФСБ по Комсомольску-на-Амуре!» или «Гостиница!». Тогда я быстренько кладу трубку и удовлетворённо ставлю в списке галку, стараясь не думать о том, по какому адресу меня сейчас посылают на другом конце провода.
Одновременно я мило щебечу с рекламодателем, пришедшим утверждать пиар-статью. Тема статьи – установка железных супер-дверей «Буян». Оказывается, он хотел бы видеть в тексте название дверей, написанное латинскими буквами: «Buyang». (Между нами говоря, китайские иероглифы бы тут больше подошли бы…).
Одновременно я выбираю на сайте anekdot.ru свежие и непошлые историйки для страницы «Юмор».
Одновременно я общаюсь в аське с друзьями, отделываясь, правда, в основном смайликами. Тем не менее, всем внемлю.
Итак, в сухом остатке, я делаю ЧЕТЫРЕ дела одновременно.
И опять же одновременно мне в голову приходит некая глубокая мысль по поводу вёрстки пресловутого справочника, которой я решаю поделиться с дизайнером Яриком.
Ну, про Ярика, волка-аьфу, матершинника и крамольника, я уже тут рассказывала не раз.
Оборачиваюсь к нему, озвучиваю мысль… а мрачный Ярик, развёрстывающий свежую рекламу, к которому в этот конкретный момент обращается ещё и начальница рекламного отдела Татьяна Петровна, вдруг подскакивает и ревёт, как раненый в попу мамонт:
– ВЫ ЧТО, ИЗДЕВАЕТЕСЬ?! Я НЕ МОГУ РАБОТАТЬ В ТАКИХ УСЛОВИЯХ!!! Я ВАМ НЕ МНОГОЗАДАЧНАЯ СИСТЕМА ВИНДОУЗ!!!!!!
читать дальше

@темы: я, работа дураков лю, газетное

17:02 

lock Доступ к записи ограничен

Горю! Конопляное поле.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
12:22 

КОМУЯ ЛОЛЖЕН, ВСЕМ ПРОЩАЮ...

Горю! Конопляное поле.
..или крыша едет, бряк звоночки... У меня в доме всё ещё кроют крышу. Следовательно, Интернета как нет, так и не было. Думаю, до конца недели. Или февраля. ХЗ, Посему грустно мне, бояре. Ещё и шеф на работе бдит, не побалуешь... Не теряйте.

@темы: я

10:04 

У НАС НАСТУПИЛА ВЕСНА!

Горю! Конопляное поле.


Зацвели нарциссы.
Пропал свет и Интернет.
Интернет – потому, что крышу кроют матом
Свет – потому что какой-то местный Апокалипсис.
Так что не теряйте меня, люди, пишу из горящего танка, избранное не читаю, не комментирую, вы уж простите великодушно...
Я исправлюсь.

@темы: Туапсе, я

19:39 

ДОРОГАЯ РЕДАКЦИЯ FOREVER-2

Горю! Конопляное поле.
Снова воспоминания о дорогой редакции...

Помню, один из номеров газеты мы сдавали буквально с песнями. Как тут не запеть, когда в самый патетический момент летает Интернет, левой задней пяткой пишутся статьи, кои сдать надо было три дня назад, а два ведущих городских кинотеатра не могут прислать расписание сеансов? Вот мы и пели. Просто орали хором. Что орали? «Ой, мороз, мороз...» Со стороны посмотреть – дурдом на выезде. Слава Богу, хоть рекламодателей не было!
Наконец слили номер, – так это называется, – в типографию по Сети и притихли.
И тут в редакцию бодрым шагом вошёл Миша.
Я уже писала здесь про Мишу. Я его нежно любила. Миша был нашим рекламным агентом или, как он себя называл, консультантом по рекламе. Надёжным, серьёзным и очень милым.
Так вот. Входит Миша и, увидев тишь, гладь и Божью благодать (крайняя редкость в нашей редакции, крайняя!), бодро провозглашает с порога:
– Здравствуйте, коллеги! Психиатрический диспансер хотел бы, чтобы мы написали серию статей…
Дальше он просто не смог продолжать.
Лично мне первый раз в жизни почти понадобился памперс.
Миша посмотрел, как мы хрюкаем и плачем под столами, вздохнул, пожал плечами…
И ушёл, приличный человек, звонить приличным людям – рекламодателям.

В первый новогодний номер я ставлю по традиции консультацию о том, как выйти из похмелья. Рассольчик там, минералочка, горячий душ, то, сё… Всё тот же рекламный супер-агент Миша несёт мои писанья на утверждение своим рекламодателям в частную клинику, купирующую запои. И возвращается с коротким резюме от медиков: это печатать нельзя! Потому что нормальные люди не похмеляются, а алкоголики пусть дохнут. Или обращаются к ним в клинку. Нефиг самолечением заниматься.
Логичненько, чо...

Или вот дивное. Сводка ГАИ в свежем номере:
– При движении задним ходом во дворе жилого дома водитель «Тойоты-Карины» не убедился в том, что его маневр будет безопасен, и совершил наезд на пешехода, оказавшегося девушкой...
Так и вспоминается анекдот: «Из кустов доносился девичий крик, плавно переходящий в женский»...

Утром Татьяна Петровна, начальница рекламного отдела, возмущённо провозглашает:
– А кто мне положил в папку файл «Защита-нах»?!
– Фигасе, – возмущаюсь и я, – совсем оборзели, а если рекламодатели увидят, как вы их обзываете?
– Это сокращение! – на сей раз возмущается дизайнер Ярик. – «Защита»-Находка! Это из Находки прислали файл!
Ах, Нахо-одка…
Скучно.
читать дальше

@темы: я, работа дураков лю, друзья, газетное

22:08 

СУКА-ЛЮБОВЬ

Горю! Конопляное поле.
ЧОрт, у меня на душе как в заднице.
Звонит мне где-то пятого января Маковеев, любовь моя неземная – ну, чтоб поздравить с Рождеством и всё такое, болтаем, и он вдруг говорит со смехом:
– Я тут в ночь с третьего на четвёртое все морги-больницы обзвонил, Лешу искал. Он в клуб пошёл со знакомыми, а у меня спина болела… ну и он потерялся.
– Как это? – удивляюсь я, хотя второй брак меня очень хорошо научил, как это. Морги-больницы-вытрезвители тоже мною обзванивались ночами по полной, да.
Выяснилось, что Лёша в два часа ночи Маковееву позвонил, что выходит из клуба. После чего канул в Лету. На минуточку, Сибирь, минус сорок, абонент недоступен для звонка.
Ну, Маковеев в больнцах-милиции-моргах выяснил, что Лёша не поступал, и сел ждать. Понятно, что куда ночь, туда и сон.
Пришёл Лёша в одиннадцать утра. С бодунища и виноватый. Тоже знакомо, увы.
Отступление. Лёшу я знаю с тех пор, как у них с Маковеевым случилась любовь, то есть семь лет. Лёша не Гамлет, а скорее Есенин плюс Дюма, он тих, улыбчив, мил… в общем, такая няша, мальчик-колокольчик с глазами лани, прекрасный, как рассвет. Безоговорочно позволивши Маковееву все семь лет заботиться о своей персоне, работающий время от времени, а в основном сидящий дома в Интернете и за просмотром сериалов, спящий до полудня и ухаживающий за котом.
Время от времени я говорю Маковееву, что это вот как-то… ну, неправильно. Мужик есть мужик, и по-моему глубокому убеждению, он должен работать, иначе… ну плохо будет иначе. Да, я мужская шовинистка. Носишь яйца – соответствуй. Ты ж не девочка.
– Может, ему ещё в армии послужить? – ехидно осведомлялся на такие мои заявы Маковеев.
– А что? Армия – школа жизни! – невинно отвечала я.
– Ему и так хорошо, – невозмутимо отвечал Маковеев.
Ему и правда было хорошо. Чтоб мне так жить, да. Не работая, с еженедельными походами по ресторанам и клубам, с айфоном и любыми, какие захочешь, прибамбасами, и с ежегодными поездками за бугор. Но я – не 24-хлетний мальчик-гей, увы, а тётка ровно вдвое старше.
Один раз, впрочем, Лёша с этой иглы соскочил. Я про эту историю здесь как-то писала. Полтора года назад он отчалил в Москву «попробовать себя». И по моему же совету Маковеев тогда слетал за ним и его таки вернул.
Это вопрос приоритетов. На что ты готов ради этого человека? На всё. Я это понимаю.

Ну, возвращаясь к ночи с третьего на четвёртое января, Лёша вышел из клуба, был сильный мороз, лошадки, везущей медленно в гору хворосту воз, то есть такси, не обнаружилось, ибо, пошарив по карманам, Лёша выяснил, что просадил в клубе все 5 штук, которые ему выдал Маковеев (Лёша и финансы – это отдельная песня). Поэтому он попрыгал к метро.
Телефон у него разрядился.
Метро открывается в шесть. Рядом с метро был круглосуточный магазин, и он решил, что там пересидит – что здраво. Хотя самым здравым было бы вернуться в клуб и поклянчить у кого-нибудь мобильник, чтобы позвонить Маковееву. Тот приехал бы, навалял Лёше люлей и забрал его домой. Но Лёша боялся Маковеевского гнева (верю!!) и решил ждать в магазине. Некий мальчик покупал там вино. Они разговорились. Мальчик пригласил Лёшу к себе домой выпить вина и подождать открытия метро на диване, а не у прилавка. Лёша согласился. Выпил, заснул, утром явился помятый, виноватый и покаянный. Всё.
Послушав эту историю, я, конечно, поржала, сказала Маковееву, что понимаю его как никто, и мы распрощались. Но тревожный звоночек – дзынь! – в душе раздался.
И вот вчера мы садимся ужинать. Звонок.
Маковеев.
– Лисичка, – сказал он странным голосом, – ты же мудрая женщина…
И я поняла, что… что да, вот оно. Это «дзынь» неспроста.
Я свалила с телефоном подальше от чад и домочадцев.
– Что? Лёша? – спросила я обречённо.
– Этот пидарас ушёл к тому пидарасу, – сказал Маковеев спокойно. – Забрал вещи и свалил. Сказал, что я заедаю его жизнь. Что он меня разлюбил давно, но боялся сказать. Что это – его человек, а я – так. Теперь скажи, что мне делать?
– Блядь, – сказала я, и Маковеев невесело хмыкнул:
– Правильная характеристика.
– А что ты делаешь? – спросила я, хотя это было яснее ясного. Но мне надо было сориентироваться.
– Пью ром. И курю, – ответствовал Маковеев. – Наркоз. Помогает плохо. Лисичка, как же это больно… Это как будто тебе половину тебя оттяпали прямо по живому. Или раздавили.
– Знаю, – сказала я.
Я правда знаю. Но когда тебя в ошмётки раздавил Бог, отняв у тебя любимого человека, это всё-таки не так страшно, как если это сделал сам любимый человек. Добрый Боженька уберёг меня от последнего. А Маковеева – нет.
– Останется шрам, – тупо сказала я, – и будет болеть. К дождю.
– Смешно, – оценил Маковеев.
– Но я тебя не буду жалеть, Кир, – сказала я. – Тебе двадцать семь, ты не девочка пятнадцатилетняя. Ты его распустил, Лёшу, до безобразия, избаловал, посадил себе на шею. Ты хотел всё контролировать. А это жизнь-сука, её контролировать просто нельзя, нельзя всё предусмотреть!
– Нет, я же знал, что у нас будет кризис семи лет, – пробормотал Маковеев, – но я его планировал на сентябрь… Ты чего там стучишь??
– Бьюсь головой об стену!!! – заорала я. – Планировал его на сентябрь!!!
– Ну да, – подтвердил Маковеев. – Семь лет как раз в сентябре. А этот пидарас пошёл в клуб, просрал все деньги, зашёл в магазин погреться… и знаешь, я думаю, вот честно… лучше б его… – Он тяжело замолк.
– Не смей так говорить и думать, – сказала я. – Пусть живёт. С кем хочет, но пусть будет живой. И здоровый. И вообще. У тебя было семь лет счастья. Ты Лёшу любил. Вы были вместе. Семь лет! У других и такого не бывает.
Даже у гетных пар такое нечасто, скажу я вам. Многие семьи держатся просто детьми, вот и всё. С геями ещё сложнее. Текучка кадров охрененная.
– Что мне делать, если он вернётся? – спросил Маковеев.
– Он тебе нужен? – спросила я.
– Не знаю, – ответил Маковеев. – Всё равно того, что было, не будет. Но как мне теперь вообще с кем бы то ни было строить отношения? Как мне теперь планировать свою жизнь, если всё рухнуло?
– Христа ради! – зашипела я, снова побившись затылком об стену. – Ничего не планируй!! Пей. Кури. Предавайся. Работай. Если он вернётся, спусти его с лестницы. Или прикуй наручниками к батарее. Я приеду летом, мы с тобой сходим в гей-клуб, и я тебе найду кого-нибудь хорошего, клянусь. Ты же прекрасный, ты исключительный, замечательный, чтоб тебя! Да ты составишь счастье любой женщины, мужчины и другой вариации!!!
Маковеев заржал.
– Только не вздумай делать глупости! – пригрозила я.
– С восьмого этажа не прыгну, если ты об этом, – пообещал он.
– И с девятого! И с моста! И… – я задумалась, пытаясь всё предусмотреть.
– Ты только что говорила, что невозможно всё предусмотреть, – злорадно напомнил Маковеев. – Кстати, насчёт батареи – дельная мысль.
Я подумала, что на месте Лёши тоже бы подумала о батарее.
– Ладно, – сказал Маковеев уже достаточно бодро. – Я тебя понял, и я тебя люблю. Привет маме, Зайцу и котам.
– И я тебя люблю. Привет… м-м-м… коту, – мрачно сказала я. После семи лет передавания приветов Лёше перестроиться было трудно.
– Вот он, кот, у меня на коленях, – сказал Маковеев. – Надо было Лёшу кастрировать, как кота. Я подумаю об этом.
– Маковеев!!! – заорала я.
Маковеев заржал и отключился.
Я не знаю, как вернуть ему веру в себя, внушить, что всего не распланируешь, ибо это суть его натуры, не знаю, как он будет впредь строить отношения.
Я не знаю, вернётся ли Лёша. Я не знаю, нужен ли он теперь Маковееву.
Но я точно знаю, что мы нужны друг другу. И я, чёрт побери, для него всё сделаю.
Всё.
Это не пафос, а факт.
Спасибо, что выслушали.

УПД. Не написала, что у Маковеева есть, как и у меня, чудесная Гексли-Кляксик, и я так думаю, мы ему-таки поможем.
УПД-2. Перечитала все комменты. Ребята, как я вас люблю... Как жаль, что всех нас сейчас нет рядом с Маковеевым.

@темы: я, любовь моя неземная, друзья, Максим

00:06 

lock Доступ к записи ограничен

Горю! Конопляное поле.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
22:30 

lock Доступ к записи ограничен

Горю! Конопляное поле.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
16:00 

ТО У НИХ СОБАКИ ЛАЮТ, ТО У НИХ РУИНЫ ГОВОРЯТ…

Горю! Конопляное поле.
Снова записки из дорогой редакции...

***
Слышу я как-то за спиной диалог – наш рекламный менеджер Миша, чудный, дивный мальчик, притащивший мне рекламу пресловутого «ВОЛОСАТОГО ДРУГА», мило щебечет с какой-то тётенькой-рекламодательницей.
Отдельным абзацем про Мишу. Я его нежно любила. Он прекрасен, как рассвет. Как все рассветы мира. Он всегда ходил в строгом чёрном костюме и галстуке, в очках и с портфелем. На 8 марта он всем дамам редакции собственноручно написал стихи и разослал их смсками. Рекламодателей он завораживал своей серьёзностью и профессионализмом, как удав – кроликов.
Так вот, Миша глаголет:
– О-о, у нас такие прекрасные журналисты… они напишут про вас такую статью, расскажут обо всех возможностях и преимуществах вашего предприятия…
И так десять минут подряд.
Я исподтишка оглядываю тётеньку на предмет наличия «ВОЛОСАТОГО ДРУГА»… нет, вроде адекватна…
Хлопает дверь, тётенька уходит.
Я разворачиваюсь в марше:
– Миша! Кто это был?
Миша поправляет очки и, ничтоже сумняшеся, ответствует:
– Похоронное бюро!

***
Среди наших корров была великолепная экстремалка Леночка. И вот в свежий номер газеты написала она совершенно изумительную статью про лыжный поход. Особенно нас всех потряс следующий перл, зачитанный мною – каюсь! – в редакции вслух: «Все попытки прогреть избу до самых углов не встретили с её стороны положительного настроя на сотрудничество…»
А пока мы ржали, начальница рекламного отдела Татьяна-свет-Петровна, которая весь этот праздник жизни пропустила из-за каких-то телефонных переговоров, кладёт трубку, смотрит перед собой в пространство невидящим взором и задумчиво возглашает:
– А Дом быта мне говорит…
В общем, «то у них собаки лают, то у них руины говорят…»
читать дальше

Show must go on...

@темы: я, друзья, газетное

17:49 

lock Доступ к записи ограничен

Горю! Конопляное поле.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
20:05 

Доступ к записи ограничен

Горю! Конопляное поле.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:08 

lock Доступ к записи ограничен

Горю! Конопляное поле.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
08:14 

ДЕТИ – ЦВЕТЫ ЖИЗНИ, ИМ НУЖНЫ ГОРШКИ!

Горю! Конопляное поле.
Ещё из времён дорогой редакции..
Читательница задала вопрос – как приучить годовалого сына к горшку? Помимо обычных мамских рекомендаций, я решила воспользоваться услугами Сети (а вдруг мировой разум может предложить что-то новое?!) и нахожу инструкцию 1966 года для воспитательниц детских садов...
Зачитала вслух. Работа редакции была парализована на полчаса. Практически всем сразу потребовались горшки...
Думаю, это фейк. Но тем не менее, ржачно до не могу...
Наслаждайтеся...


Правильная посадка ребенка на горшок имеет громадное значение в деле его физического и психического развития. Трудно переоценить роль этого мероприятия, когда речь идет о становлении личности ребенка, о формировании его индивидуальности. Горшок органически входит в жизнь ребенка и тем самым создает возможность для успешного решения сложных педагогических задач. Правильная организация отношения ребенка к своему горшку может стать отличным средством воспитания у ребенка собранности, а также быстрой реакции и способности к решительным и точным действиям в критическую минуту.
Поведение ребенка, сидящего на горшке, используется воспитателем для изучения возможностей влияния на умственное и эстетическое развитие детей. В данном случае воспитатель оказывает на своих подопечных косвенное, опосредованное влияние через неодушевленный предмет.
В основе правильного отношения ребенка к своему горшку лежит, прежде всего, строжайшее соблюдение режима. Hужно создать все условия для того, чтобы посадка на горшок стала для ребенка осознанной необходимостью, чтобы он испытывал при этом неподдельную радость. При правильном режиме нужно всегда сажать ребенка на горшок в строго определенные часы, не спеша, дабы укрепить положительное отношение ребенка к этому процессу, и постепенно развивать у ребенка движения, повышающие его активность во время пребывания на горшке.
После того как каждый ребенок научится вполне самостоятельно восседать на горшке, сестра-воспитательница может одновременно посадить на горшок всю группу. Этот передовой опыт сестер-многогоршочниц заслуживает самого широкого распространения и всяческой популяризации.
Следует обращать особое внимание на развитие эмоциональных реакций у сидящего на горшке ребенка. Первая улыбка должна возникать у него не ранее, чем на пятой – седьмой минуте. Чем старше ребенок, тем ликование его проявляется более разнообразно: он не только улыбается, но и издает звуки (главным образом, подражательного характера), энергично двигается, быстро выпрямляя и сгибая ручки и ножки и вертя головой.
Hеобходимо развивать у ребенка умение сидеть на горшке прямо, не сутулясь и не сгибаясь. Это умение пригодится ему на всю жизнь, и правильная осанка должна стать одним из первых привитых ему полезных навыков. Очень хорошо и благотворно действует на сидящего на горшке ребенка хоровод, который устраивают вокруг него другие дети. Это создает у ребенка радостное настроение, объединяет его общими переживаниями с другими детьми. Их веселье – его веселье, и наоборот.
Hельзя допускать, чтобы ребенок подолгу засиживался на горшке, так как длительное пребывание в этой нетипичной для нормального ребенка позе может привести в итоге к искривлению позвоночника, сдавливанию грудной клетки, вялости мускулатуры. Hе следует оставлять сидящего на горшке ребенка без присмотра более чем на 1 час, иначе он может заснуть и свалиться с горшка. Hормальный, здоровый ребенок, сидя на горшке, обязан бодрствовать радостно и активно. Если ребенок не сможет самостоятельно встать с горшка, он должен спокойно подождать воспитательницу. Очень важно, чтобы он не ощущал себя в это время одиноким, покинутым, оторванным от коллектива существом и не вспоминал мать.
Hи в коем случае воспитательница не должна сама садиться на горшок, чтобы продемонстрировать детям, как это делается! Педагогическая практика показала, что такие необдуманные поступки, граничащие с эксцессами, приводят к неминуемому и резкому падению и без того шаткого авторитета воспитательницы и дают детям, по природе своей склонным к обобщениям и поспешным выводам, отличный повод для нездоровых настроений и плоских шуточек. Посадив ребенка на горшок надлежащим образом, вы сразу завоюете его доверие! Это – самый надежный путь к детской душе.

Вировлянский М. А. Автореферат диссертации. 1966 г.

@темы: газетное, приколы, я

00:32 

lock Доступ к записи ограничен

Горю! Конопляное поле.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
22:39 

Доступ к записи ограничен

Горю! Конопляное поле.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:37 

ДРАЙЗЕР: ОТ СМЕШНОГО ДО ВЕЛИКОГО

Горю! Конопляное поле.
Я обещала вам рассказать ешё про маму, а коль я сейчас пишу про чудо-Драя, в центре Джорджтауна вытаскивающего мальчишку-шалопая из разных передряг, мне сам Бог велел рассказать про Драев вообще.
И знаете что?
Я могу нежно любить – и люблю! – Гюго, безмерно уважать – и уважаю! – Максов, а также могу обожать – и обожаю! – Жуковых. Но Драйзер – это единственный ТИМ, перед которым я преклоняюсь.
Мне тяжело о них писать. Это всё равно, что писать о собственном сердце.
Я выражаюсь высокопарно, да. Но, говоря о них, нельзя не выражаться высокопарно. Потому что Драйзер – это совесть. И он безжалостен именно как совесть. Где это вы видели, чтобы совесть была снисходительной? Муки совести – это про Драйзера. Великий Инквизитор – тоже про него.
Он может и простить, да. Но только после того, как вы сто раз покаетесь и пятьсот раз поклянётесь больше никогда-никогда не делать ЭТОГО. Желательно на крови.
И ещё. Драи, эти Великие Инквизиторы, эти Савонаролы, так умилительно смешны в своей серьёзности и прелестной мелочности!
Вот сценка получасовой давности. Мама нажарила фаршированных блинчиков. Чтобы блинчики не разлеплялись при переворачивании, края их она скрепила зубочистками.
– Так! Зубочистки не выбрасывать! – строго говорит мама нам с Зайцем. – Вам бы только всё выбрасывать!
– А что ты будешь делать с зубочистками, бабушка? – кротко интересуется Заяц.
– Зубы чистить! – ехидно подсказываю я, и мы нагло ржОм, а мама пронзает нас Фирменным Драйским Взглядом:
– Можно же их отложить и потом скрепить следующую партию блинчиков. Через неделю.
– Мама! – проржавшись, говорю я. – Эти несчастные зубочистки стоят копейки! Даже не рубли!
– Вам бы только деньги тратить без толку! – ворчит мама. – И зачем ты кладёшь сахар в чай? Вот же конфеты!
Конфликт ценностей, Гамма vs Альфа.
Но когда мы с Зайцем едем в Питер, мама пихает нам пять тысяч, видимо, сэкономленных на зубочистках…
Это смешное про Драев.
Но я о великом.
Итак, Драйзер – это Совесть, и как совесть, он беспощаден к врагам рейха к любым нарушениям морали и, когда он видит, например, как обижают слабых, то не остановится ни перед чем, чтобы защитить обиженных и наказать обидчиков. (Причём он сам будет страдать, наказывая. Ибо людям же больно! Но это для их же блага…)
И ещё. Страдая, Драйзер не показывает своих страданий. Он совершенно и абсолютно сдержан – до последнего, когда уже совсем невмоготу.
Я лишь несколько раз в жизни видела мамины слёзы, и каждый раз поводом для слёз было что-то действительно страшное.
Есть то, в чём Драйзер истинно велик. Это любовь.
Истинно полюбив, Драйзер будет верен до гроба, до кишок и печёнок, готовый умереть и убить ради своей любви. Отдаст всё, забудет про всё и пожертвует собой.
Мама вдовеет уже много, много лет. С 1975 года. Не встретила никого, равного отцу.
Мне он не отец, а отчим. Помню его не так чтобы очень хорошо. Он был великолепен, фееричен, умён – красавец и орёл. Его погубил водка.
Мама впервые встретила его в психушке – в любимом, если верить дурацким фикам, месте обитания Джеков. Тогда она, имея на руках четырёхлетнюю меня (появление на свет меня – воистину сюжет для сериала: мой отец был её первой, ещё школьной любовью и не знал о моём существовании чуть ли не вплоть до моего совершеннолетия, а встретились мы только шесть лет назад)... так вот, мама тогда разумно решила устроить свою женскую судьбу и отправилась в другой город выходить замуж за своего лучшего друга, который сох по ней с первого курса универа. По дороге она решила погостить у подруги, которая пошла навещать в психушке младшего брата. Брат лечился там от алкоголизма. Мама увидела его и пропала.
Вся жизнь её… разрушилась? Обрела смысл? Не знаю, не знаю.
Он был младше её на семь лет. Она была счастлива с ним тоже семь лет, несмотря ни на что. А потом своими руками вытащила его тело из петли. Водка оказалась сильнее него, смерть оказалась сильнее любви.
Мама всегда просила похоронить её рядом с ним. Прошло уже 37 лет – столько, сколько было ей, когда она его потеряла.
Она так и осталась одна.
Мама отнюдь не носила вериги и рясу, Боже упаси.
Просто…
«И ничто души не потревожит,
И ничто ее не бросит в дрожь –
Кто любил, уж тот любить не может,
Кто сгорел, того не подожжешь»…
«
Это правда.
Ну вот и всё про Драев.

Моя собственная визуализация Драйзеров:


@темы: я, моя семья и другие звери, мама, Драйзер

20:17 

АЛЬФА ТАКАЯ АЛЬФА

Горю! Конопляное поле.
Ребёнок, развалясь на диване, решает математику.
Кот сидит на подоконнике и пялится в окно, за которым идёт дождь.
Я пишу про Драёв.
Идиллия.
Которая внезапно нарушается резкими булькающими звуками – кот явно собирается отрыгнуть порцию шерсти, коты это делают периодически.
– ВОООООН! – ору я. – Не сметь мне блевать на штору!!!
Ребёнок, подняв глаза от тетради, серьёзно и мечтательно:
– Звуки природы...
РжОм мы долго. Хотя казалось бы, и чего смешного...

PS. Кстати, о звуках! Ребёнок только что поставил себе на СМС звуки, которые издаёт ТАРДИС – волшебная синяя будка Доктора из сериала "Доктор Кто". Каждый раз мы судорожно подскакиваем, ища глазами, не приземляется ли где ТАРДИС. А потом опять ржОм, чо...


@темы: моя семья и другие звери, Доктор Кто, Альфа, я

Выхожу один я на дорогу, на работу, на медведя

главная