Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:54 

СОЛДАТ РЕБЁНКА НЕ ОБИДИТ

sillvercat
Горю! Конопляное поле.
Название: Солдат ребёнка не обидит
Автор: sillvercat для команды fandom Russian original 2016
Бета: Daremif aka Angua
Размер: миди, 6500 слов
Пейринг/Персонажи: Варвара, Сашка, Баграт, Ваган, Васька, подполковник Казанцев, капитан Калинин и другие солдаты и офицеры Советской Армии
Категория: джен, гет
Жанр: повседневность, юмор, броманс
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: в маленький гарнизонный Дом офицеров Советской Армии на окраине большого таёжного города устроилась на работу новая библиотекарша
Примечание: время действия — 1988-89 годы; написано для всех, кто помнит те заветные времена излёта СССР
Предупреждение: пионерский позитив и лёгкий стёб над вечным и великим

От автора: писано с натуры)))
Ссылка на ФБ-2016: тут.





* * *

Шёл тысяча девятьсот восемьдесят восьмой год.

Михаил Горбачёв ещё был Генеральным секретарём ЦК КПСС, а не первым президентом СССР. Школьников по-прежнему скопом принимали в пионеры и в комсомол, но и то, и другое стало модным высмеивать в супер-популярном телевизионном КВН и ругать в не менее популярной программе «Взгляд». В толстых журналах печатался «Реквием» Ахматовой и «Интердевочка» Кунина. На киноэкранах бомбой взорвался фильм «Маленькая Вера», а в ларьках звукозаписи — альбомы «Группа крови» и «Князь тишины». До появления в киосках «Союзпечати» газеты «СПИД-инфо» и начала массового сексуального просвещения населения СССР оставался год. До вывода последних частей «ограниченного контингента» советских войск из Афганистана — чуть больше полугода, а до первой чеченской войны — почти шесть лет.

А в маленький гарнизонный Дом офицеров Советской Армии на окраине большого дальневосточного города устроилась на работу новая библиотекарша.

* * *

— Страшненькая она, — разочарованно протянул Ваган, моргая карими очами и рассеянно потирая затылок, словно пытаясь отыскать там артистическую копну чёрных кудрей, а не колючий ёжик едва отросших волос, к которому он не привык.

Ваган много к чему не мог привыкнуть, внезапно очутившись в приамурской тайге вместо родного Еревана.

— Некрасивых женщин не бывает, запомни, салабон, — авторитетно возразил Сашка.

Сашка был «дедушкой», аборигеном и Казановой местного разлива, грозой и отрадой всех окрестных представительниц слабого пола от семнадцати до семидесяти, очарованных его шальными зелёными глазами и улыбкой, лихой или томной в зависимости от ситуации.

— Бывает мало водки, — язвительно закончил Баграт, второй «дедушка» Дома офицеров. «У-у, татарское иго, зубробизон», — уважительно именовал его Сашка. Баграт и вправду был смуглым, могучим — на голову выше остальных пацанов — и любил давить в кулаке грецкие орехи, которые присылала Вагану мама.

— Водка тут вообще ни при чём, — укоризненно поморщился Сашка. — Каждая баба — шкатулка с сокровищами, нужно только уметь подобрать к ней ключ.

— И что, будешь подбирать? — вытаращил голубые наивные глаза рыжий Васька. Он прослужил тут уже год, из разряда «духов» с появлением Вагана перейдя в более почётную касту «щеглов». — Она же целка, сразу видно. И в очках.

Сашка отвесил ему необидный подзатыльник и вздохнул. Салаги совершенно распустились.

— В общем, эту поляну топчу я, а вы не лезьте, — сурово приказал он остальным «битлам», разгильдяям и охламонам, как их именовал начальник Дома офицеров, подполковник Казанцев.

«Битлы» сидели рядком на деревянной, ими же старательно выкрашенной сцене актового зала. У них только что закончилась репетиция. Через несколько дней им, то есть гарнизонному вокально-инструментальному ансамблю «Голубые погоны», предстояло выступление на концерте в честь Дня Воздушного Флота СССР.

Хотя им отчаянно хотелось петь: «Группа крови на рукаве» и «Казанова, Казанова, зови меня так» (они могли бы спеть это даже во сне), — но приходилось разучивать «Не зря в судьбе алеет знамя, не зря на нас надеется страна». Капитан Калинин, отвечавший за репертуар своего подневольного ВИА, не признавал «Кино» и «Нау» даже на репетициях. Так что в судьбе алело знамя, и точка.

Это было обидно, но против лома, как говорится, нет приёма. Поэтому «Голубые погоны» уныло готовились петь про знамя. Погоны у них в самом деле были голубыми, ибо их часть обслуживала аэродром при местном авиазаводе.

Ещё «битлы» являлись, соответственно, бесплатной рабсилой для всего Дома офицеров. Они подметали здесь двор, мыли полы, оформляли стенды с изображениями противогазов и ядерных грибов на горизонте. Малевали стенгазеты и плакаты для своей части. Высаживали цветочки на клумбах и чинили изгородь. Чистили деревянный курятник-сортир во дворе и шоферили на «газике», прилагавшемся к очагу культуры. Служили Родине, в общем.

Поскольку Сашка был местным уроженцем, ему повезло больше всех — хотя бы не пришлось акклиматизироваться. Остальные же «битлы» ехали сюда через всю страну: Васька — из-под Твери, Баграт — из Самарканда, а Ваган, представлявшийся учеником знаменитого фокусника Артура Акопяна — из армянской столицы. Свой первый фокус он, кстати, продемонстрировал всем сразу по прибытии, зимой, когда его отправили чистить пресловутый сортир. Он сперва долго стенал, что ему необходимо беречь руки, а потом примотал шланг к крану в умывальне и за двадцать минут превратил сортир и дорожку к нему в каток — морозы в те дни ломили под сорок. Скалывая лёд ломами, остальные «битлы» грозились Вагана побить, но простили ввиду его искреннего раскаяния.

«Битлы» даже ночевали здесь же, в каптёрке, а не в казарме, когда подполковник Казанцев закрывал на это глаза. В каптёрке было всего две лежанки, занимаемые Сашкой и Багратом по священному праву «дедов», а Ваган с Васькой безропотно спали на полу, бросив туда ветхий матрас. Всё лучше, чем в казарме, где их нещадно дрючили бы офицеры и «старики». Сашка с Багратом всё-таки были не такими уж заядлыми «дедами».

В Доме офицеров имелся и видеосалон, возможностями которого тоже вовсю пользовались «битлы». Конечно, подполковник Казанцев строго требовал, чтобы кассирша Наташа, по совместительству билетёрша, после сеансов запирала все кассеты под замок, но они же кругом продавались! Вполне можно было скинуться на «Глубокую глотку», «Эммануэль» или «Конана-варвара». И «битлы» скидывались. Они смотрели всё это добро по ночам в крохотном видеозале, старательно заметая за собой следы, поскольку за эдакое нарушение Устава подполковник Казанцев запросто сослал бы всех четверых в другую часть, километров за сто от Благословенного Дома офицеров, в глухую тайгу — кормить комаров и чистить гаубичные стволы.

Самый кайф у «битлов» начинался, когда после просмотра «Глубокой глотки» им удавалось протащить в каптёрку на тот же матрас какую-нибудь весёлую шалаву, чтобы поделить её по-братски, если она была не против. А шалавы обычно не противились, особенно когда Сашка напирал на них со всей сокрушительной мощью своего кобелиного обаяния, ухарски щуря зелёные глаза. Даже если бы Сашка не пел под гитару нежным лирическим тенором есенинские романсы, убийственная аура, распространяемая им, как радиоактивное заражение, действовала не только на окрестных шалав, но и на холёных офицерских жён.

Остальные «битлы» тоже были хоть куда: симпатичные, смешливые и ласковые, так что им ни разу не довелось платить шалавам — всё проистекало полюбовно. Тратиться им приходилось только на дефицитные резиновые изделия номер два, но у Сашки были связи и среди местных аптекарш, так что никто из парней ни разу ничего не подцепил.

Вот такая обстановка была в гарнизонном Доме офицеров Советской Армии (сокращённо – ДОСА), когда Варя Скворцова пришла туда заведовать библиотекой.

* * *

Прежняя завбиблиотекой Алла Владимировна уехала вслед за мужем-майором в другой гарнизон. Не то, что бы солдаты прямо рвались в библиотеку, но это было тихое цивильное место с мягкими стульями, полное умных книг и интересных журналов, самым захватывающим из которых был «Советский воин», на третьей странице обложки которого всегда красовалась «девушка месяца» в купальнике. Самые ушлые солдаты-читатели умудрялись ещё при Алле Владимировне отчекрыживать наиболее грудастых красавиц лезвием «Нева», чтобы утащить к себе в казарменную тумбочку и там намертво прилепить к обратной стороне дверцы.

Но храм мудрости и красоты был закрыт на замок и опечатан с самого начала года. Поэтому, когда Сашка увидел, что подполковник Казанцев выводит из своего кабинета молодую девчонку в очочках, с гладко зачёсанными в хвостик светлыми волосами, направляясь к библиотеке, то сразу навострил уши и осторожно двинулся следом. Даже стенд с поломанными рейками под мышку прихватил для пущей конспирации.

Девчонка, кстати, была одета безобразно. Сашка даже не мог разобрать, какая у неё фигура под старомодными тряпками — тёмной длинной юбкой и кофточкой, будто бы вытащенной с бабушкиных антресолей.

Подполковник отлепил от дверного косяка библиотеки пластилиновую красную блямбу печати, деловито побрякал связкой ключей и открыл замок.

— Вся документация в полном порядке, Алла Владимировна оставила её здесь же, в библиотеке, — разливался соловьём подполковник. — Инвентарные книги и всё прочее. Фонд не очень большой, но все необходимые журналы выписываются. «Советский воин», «Военная мысль», «Политическое образование», даже «Наш современник» и «Юность». Кстати, — он многозначительно воздел кверху палец, — необходимо периодически собирать военнослужащих в актовом зале для проведения культурно-воспитательных мероприятий. Бесед, например. О вреде неуставных отношений!

Девчушка поправила очки и серьёзно кивнула. Она казалась совсем маленькой рядом с монументальным Казанцевым.

— Я сейчас пришлю вам ребят-срочников, они вымоют здесь полы и окна, — бодро заверил тот.

— Что вы, я сама! — застенчиво пробормотала девчушка, и Казанцев нахмурился.

— Эти лодыри всё равно шатаются без дела, а у них тут, между прочим, служба, — он резво обернулся и, конечно, сразу углядел Сашку с реечным стендом под мышкой, пялившегося на них из-за угла коридора. — Вот, пожалуйста, экземпляр. Рядовой Богданов!

— Я! Здрав-жлаю-трищ-подполковник! — браво гаркнул Сашка, поставив чёртов стенд на пол. Спохватившись, он выдернул из-под ремня заткнутую туда пилотку, проворно нахлобучил её на голову и лихо козырнул.

— Деятель! — скорбно констатировал подполковник. — Если этих орлов делами не занимать, Варвара Андреевна, они распустятся вконец. Поэтому пусть отдраят вам библиотеку.

По Сашкиному мнению, подполковник с удовольствием ввёл бы для всего своего ансамбля порку шпицрутенами, как в царской армии, и был бы не так уж неправ. Но мнения своего он благоразумно не высказывал, стоял, вытянувшись по стойке «смирно» и преданно ел глазами начальство. А заодно и Варвару Андреевну, новенькую библиотекаршу лет двадцати, в очочках и со светлым хвостиком на затылке.

«Страшненькую», — как высказался потом на репетиции балбес Ваган. Но сперва они вчетвером старательно отдраили библиотеку и вылили грязную воду из вёдер в «очко» сортира. Сама Варвара Андреевна лишь мельком показалась в библиотеке, пока они там шуршали: тихонько поздоровалась, промямлила: «Не буду мешать» и растворилась в обшарпанных коридорах Дома офицеров. Там, суля по галдежу, к ней немедля кинулись Марья Васильевна, отвечавшая тут за разные рукодельные кружки, и кассирша Наташа — чтобы опекать и расспрашивать, а потом и сплетничать о новенькой.

Но когда «битлы», сняв гимнастёрки, сами принялись плескаться возле двух умывальников в закутке у каптёрки, Варвара Андреевна как раз завернула туда же из своей чистой библиотеки. С большой банкой из-под дефицитных болгарских огурчиков в руках. Небось перетаскала обратно в библиотеку цветы, вынесенные после отъезда Аллы Владимировны в фойе, и решила их полить, догадался Сашка.

— Что же не сказали, мы бы вам сами все эти горшки перекидали, — весело укорил он библиотекаршу, пытливо изучая её реакцию на присутствие рядом четверых полуголых парней.

Однако его ждало некоторое потрясение. Варвара посмотрела на них сквозь очки безо всякого смущения, приветливо и с одобрением, словно… словно на те же цветы! — пришло Сашке в голову. И ответила серьёзно:

— Ну что вы, зачем! Вы и так всё за меня сделали. Спасибо вам большое.

«Вот так, значит», — удивлённо подумал Сашка. А потом содрал с шеи у Вагана вафельное полотенце, вытер мокрые руки, протянул Варваре ладонь и важно представился:

— Александр.

— Ваган, — радостно высунулся вперёд Ваган. — То есть рядовой Оганесян.

— Сержант Сейфуллин, — пробурчал Баграт, хмуро глядя на библиотекаршу. — Баграт. А это Васька, — он хлопнул рыжего по плечу, так что тот чуть присел. — Салага рыжая, он же рядовой Иваненко.

— Очень, очень приятно, — горячо заверила Варвара, с готовностью протягивая тонкую руку каждому по очереди. — Я Варя, называйте меня, пожалуйста, именно так и на «ты», а то мне как-то неудобно.

— На брудершафт-то мы не пили, — нахально ввернул Сашка, включив свою самую невинную улыбочку.

— Что вы имеете в виду? — удивилась Варвара, озадаченно моргнув. — Я вообще не пью.

— Вы, наверное, только что школу закончили, да? — вылез с догадкой рыжий.

— Ну что вы! То есть ты, — Варвара тихонько засмеялась. — Я уже даже институт заочно закончила, библиотечный, мне двадцать три года. Я просто долго работала в школе, тоже в библиотеке. Сразу после десятого класса туда пришла. Я люблю с детьми… но мама узнала, что здесь освободилось место. У моей мамы идея-фикс, –продолжала она, переводя доверчивый взгляд с одного «битла» на другого, – выдать меня замуж. Тут ведь офицеры, не то, что в школе, — она вздохнула и развела руками. — Я живу с дедушкой и с мамой. Ну вот, она меня пилила и пилила, пока я сюда не перешла. Но замуж я не собираюсь.

— Как, вообще? — промурлыкал Сашка. Господи, да она всё про себя сама выложила, как в детсадовской песочнице! Он рассмотрел её вблизи. Фигурка её, скрытая под мешковатыми шмотками, была ничего себе, по крайней мере, грудь и задница вполне себе имелись. И ноги длинные, Сашка понадеялся, что не кривые. Но косметики — ноль, ни капли, ни на губах, ни на ресницах. Носик остренький и длинноватый, а серые глаза зрительно уменьшались толстыми стёклами очков в уродливой оправе. В общем, Варвара Андреевна была несимпатичной и совсем не умела скрывать недостатки своей внешности.

Не то чтобы Сашка стремился незамедлительно окучить новую библиотекаршу — он в своём Доме офицеров обычно не рыбачил, ибо хлопот потом не оберёшься — но охотничью стойку сделал автоматически.

— Нет, ну если влюблюсь, тогда, конечно, выйду, — объяснила Варвара всё так же доверчиво и серьёзно, прижимая к себе банку с водой. — В общем, вы приходите ко мне читать, ребята, не стесняйтесь, я уже разобрала все журналы за полгода.

Она улыбнулась и ушла, постукивая каблучками. «Битлы» озадаченно посмотрели ей вслед, потом друг на друга.

— Правда такая наивнячка или прикидывается? — требовательно спросил Сашку Баграт от общего имени.

— Я выясню, — уверенно пообещал Сашка.

* * *

Наступил День Воздушного Флота СССР, то есть праздник всего гарнизона вообще и Дома офицеров, в частности. «Битлы» летали по очагу культуры с раннего утра, надраивая полы, расставляя стулья в президиуме актового зала для почётных гостей и отлаживая звук на микрофоне. Ожидался большой торжественный концерт. Даже гала-концерт, потому что Ваган должен был демонстрировать фокусы, супруга подполковника Казанцева, Роза Львовна, — играть на пианино бетховенскую пьесу «К Элизе», Баграт — показывать силовые упражнения с гирями, а пионеры из ближайшей школы — танцевать «Яблочко». В заключение весь состав «Голубых погон» собирался исполнить бессменное «Не зря в судьбе алеет знамя».

Но тут Сашка дал маху. Пацаны из самолётной обслуги потихоньку приволокли за кулисы разбавленный авиационный спирт. И он на правах «деда» несколько раз к нему приложился, пока Ваган на сцене плёл в воздухе затейливые кружева, а Баграт подкидывал гири под дружные аплодисменты офицеров и их нарядных жён. В результате, когда пришло время петь про знамя, Сашке прихорошело настолько, что он даже микрофон не смог подключить. А ведь он был в ВИА солистом, по новомодному, хедлайнером, и запевал каждый куплет, после чего остальные бодро горланили припев.

Сунув Сашке микрофон, Баграт оглядел солиста с некоторой тревогой и прошептал:

— Ты с чего так назюзюкался-то?

— Так праздник же, — глупо улыбаясь, поведал Сашка и с интересом воззрился в слабо освещённый зал, где, как ему показалось, промелькнула новая библиотекарша.

Баграт только головой покачал.

— Выступает вокально-инструментальный ансамбль «Голубые погоны»! Музыка Мовсесяна, слова Рождественского! «Мы армия народа»! — хорошо поставленным звенящим голосом с лёгким армянским акцентом объявил Ваган и под общие аплодисменты встал на своё место к ударной установке.

Сашка выпрямился, стараясь максимально сохранить равновесие, и залихватски пропел первый куплет:

— Стоим мы на посту повзводно и поротно, бессмертны, как огонь, спокойны, как гранит, мы армия страны, мы армия народа, великий подвиг наш история хранит!

Прозвучал проигрыш, и остальные «битлы» задорно грянули:

— Не зря в судьбе алеет знамя… — и далее по тексту Роберта Рождественского, который, хоть и был замечательным поэтом, но для этой песни явно не очень постарался. Однако подошло время второго куплета. Сашка снова бойко ударил по струнам и во весь голос завёл:

— Стоим мы на посту повзводно и поротно, бессмертны, как огонь, спокойны, как гранит, мы армия страны, мы армия народа, великий подвиг наш история хранит!

Он заметил, как Баграт, возвышавшийся рядом, изумлённо разинул рот — не для того, чтобы петь, а просто разинул. Вдаваться в причины изменения его мимики Сашке было некогда — настала пора припева про алеющее знамя.

К сцене почему-то пробился капитан Калинин. Глаза его метали молнии, он беззвучно шевелил губами. Сашка опять же не понял, чего он там хотел, как не понял и того, почему Ваган таращится на него, выразительно дёргая чёрными бровями.

Но разбираться во всём этом ему снова оказалось некогда — подошло время для следующего куплета. Сашка в очередной раз бодро стиснул микрофон и загорланил:

— Стоим мы на посту повзводно и поротно, бессмертны, как огонь, спокойны, как гранит…

Он хорошо усвоил, что всего куплетов три, этот как раз был третьим по счёту, так что Сашкино соло на этом и заканчивалось. Оставалось допеть припев, что он и сделал вместе со всеми. Гром аплодисментов, десять шагов к свободе, и Сашка с облегчением нырнул за кулисы, за пыльный бархатный занавес. Там, однако, его сгребли за грудки крепкие лапы Баграта. Сашка обалдело мотался в этих лапах туда-сюда, как тряпичная кукла, а над его головой гремел свирепый бас капитана Калинина:

— Ты что, издеваешься, что ли, Богданов?!

Сашка никак не мог взять в толк, почему это он издевается. Его даже замутило от немилосердной тряски. Но тут рядом с ним прозвенел негодующий и чистый девичий голосок:

— Да вы что?! Разве он издевается? Он же просто забыл слова! Он переволновался и забыл! Как Мишка в «Денискиных рассказах»! «Папа у Васи силён в математике», вы что, не читали, что ли?

Сашка повернул гудящую голову и встретился взглядом с серыми сочувственными глазами новой библиотекарши, сияющими за стёклами очков. Её тонкие пальцы решительно потеребили Баграта за рукав, и тот послушно поставил Сашку на пол.

Папа у Васи?.. Вот чёрт, сообразил вдруг Сашка, да он ведь и правда спьяну спел трижды один и тот же, первый, куплет этой несчастной песни!

Он снова заглянул в широко раскрытые ясные глаза библиотекарши и окончательно офигел, поняв — она действительно так думала! Что он просто волновался!

— Папа у Васи, значит? — крякнул капитан Калинин, потирая щёку. — Ну-ну.

На следующий день Варвара обложилась журналами «Советский воин» и принялась готовить беседу о неуставных отношениях, вернее, об их недопустимости в крепкой армейской семье. Маявшийся головной болью Сашка и Васька болтались рядом, по мере сил её консультируя.

— Нет, — сказала Варвара, задумчиво грызя кончик шариковой ручки, — я что-то недопонимаю.

Губы у неё были красивые, хоть и не накрашенные. Пухлые такие.

— В войну ведь не было никакой дедовщины, что в Отечественную, что в афганскую, — серьёзно продолжала она. — Потому что один за всех и все за одного, сам погибай, а товарища выручай. Как же иначе?

Сашка закашлялся. Хотел ли он погибнуть за рыжего? Как-то раньше он об этом не задумывался.

— Знаешь… — пробормотал он неловко. — Мы же не на войне. Давай не будем про это.

«Афганка» ещё шла где-то там, очень далеко от их дальневосточного города, в который почти не приходили самолёты с «грузом двести». Сашка сам пел под гитару про эти самолёты, про Кандагар и про ребят, которых надо прикрыть с «вертушки» от душманских пуль. Он растерянно переглянулся с Васькой.

— Давай, — с готовностью согласилась Варя. Глаза у неё стали тревожными.

— Просто они же ничего не знают, эти салабоны… ну, новобранцы то есть, — попытался объяснить Сашка. — Если я их всему учу, пока они не наблатыкаются, то я же их и строю, это справедливо.

— Ты? — ахнула Варвара, и Сашка спохватился:

— Ну, это к примеру. Какое тут, в армейке, братство? Человек человеку — волк. Ни денег, ни жратвы, грузят всё время разной бедой… писем из дому нет, девчонка бросила… Никакого просвета. А ты про братство.

Получилось с надрывом, он даже сам испугался, а Варварины глаза стали больше оправы её старомодных очков. Она пролепетала, глядя то на него, то на притихшего Ваську:

— Если вам нужны деньги, или вы есть хотите, ребята, вы только скажите, я помогу, чем могу…

— Скажем, — мгновенно ляпнул балбес Васька. Ну как было не отвесить ему щелбан по рыжему стриженому затылку? Сашка чудом удержался.

— Не скажем, — угрюмо буркнул он. — Вот ещё!

— Тебя что, девчонка бросила? — горестным шёпотом спросила Варвара.

— Н-нет! — замотал головой Сашка. Девчонок он сам бросал направо и налево, даже не вспоминая, как их звали. — Говорю же — я для при-ме-ра!

— А-а, — немного успокоилась Варвара. — Ну ладно тогда.

* * *

Вскоре Варвара одалживала «битлам» то рубль, то трёшку — Сашка сумрачно настаивал на том. что она именно одалживает — таскала им из дому мамины пирожки с картошкой и капустой, а также дедушкины рубашки — точь-в-точь клетчатые ковбойки Шурика из «Операции Ы», — для того, чтобы парни могли пойти в город хотя бы на верхнюю половину в штатском, а не в застиранных гимнастёрках.

В этих ковбойках она и вывела «битлов» на нашумевший спектакль первого на Дальнем Востоке независимого экспериментального молодёжного театра. Театр назывался «Мы!» — именно так, с восклицательным знаком, — а нашумевшим спектаклем стала эпатажная трактовка пьесы Чехова «Вишнёвый сад».

— Я уже купила билеты, — объяснила Варвара, умоляюще уставившись на «битлов». — Это совсем недорого. Ребята, мы с вами, как культурные люди, просто обязаны посмотреть этот спектакль!

Культурные люди переглянулись с некоторой тоской во взорах, а Сашка промямлил:

— Ну-у… э-э-э… мы как бы в армии вообще-то… Ю ин зе арми нау. А это получается самоволка.

Песня «You’re in the army now» как раз гремела из раскрытых настежь окон и даже из динамиков в парке имени Гагарина. Не давая забыть о тягомотном настоящем.

— На танцульки-то в парк по вечерам бегаешь… в кустах шуршать, и ничего, — поддел его нечуткий Баграт.

— Ладно, — буркнул Сашка, незаметно ткнув ехидного татарина кулаком в твёрдый бок. — Будем культурно развиваться. Если тебе комсомолец имя — имя крепи делами своими.

Варвара приняла сарказм за чистую монету и радостно закивала.

Поздним воскресным вечером четверо «битлов» в дедушкиных обносках и Варвара стояли в полуподвальном театральном фойе, оформленном то ли под ночлежку, то ли под бомбоубежище, и с любопытством озирались по сторонам, ожидая богемных откровений. Чего-нибудь типа спектаклей Романа Виктюка, которого ругали в «Советской России», а в «Огоньке», наоборот, хвалили. У Виктюка, кажется, даже была обнажённая натура!

Но никакой натуры они не дождались, а дождались появления подполковника Казанцева – в штатском и с супругой под ручку. Начальник Дома офицеров тоже решил приобщиться к высокому искусству и богемным откровениям. Узрев своих орлов во главе с библиотекаршей, подполковник вскинул брови так высоко, что они почти достигли лысины.

Варвара немедленно выступила вперёд, заслоняя собою застывших статуями офигевших «битлов» и затараторила как ни в чём не бывало:

— Добрый вечер. Вы тоже пришли на спектакль, Иван Алексеевич?

По Сашкиному мнению, было предельно ясно, что подполковник пришёл вовсе не за картошкой, но так же ясно было, что Варвара просто пытается вести светскую беседу.

— Хм, — отозвался подполковник, буравя орлов выразительным взором. — Да. Добрый вечер. Розочка, это Варвара Андреевна, наша завбиблиотекой. Культурно просвещает контингент.

Контингент тем временем, немного придя в себя, потихоньку пятился к выходу из театра, приятно улыбаясь подполковничьей супруге. Варвара вовремя всех догнала и потянула за собой в зал под сардоническим прищуром Казанцева.

Богемные изыски театральной труппы миновали «битлов». Их не впечатлило даже привидение, вывалившееся непонятно зачем из «многоуважаемого шкафа», к которому по ходу пьесы обращался с монологом чеховский персонаж. Они едва досидели до антракта, и там уж Варвара не смогла их удержать, вылетев вместе с ними под начавшийся дождичек.

— Всё, — мрачно предрёк Сашка, пока они мчались к автобусной остановке. — Конец. «Губа»! Таёжка!

Таёжка была местным танковым полигоном и сущей каторгой по сравнению с родным Домом офицеров.

Но Варвара подкараулила подполковника на следующее утро прямо на подходе к очагу культуры и горячо зачастила, молитвенно сложив руки перед собой, как отрок Варфоломей на знаменитой картине Нестерова:

— Иван Алексеевич! Ребята не виноваты! Они не хотели! Это я их уговорила и сама купила им билеты! Ведь об этом спектакле все говорят! Надо же повышать культурный уровень гарнизона! Можно записать это как культмассовое мероприятие! Иван Алексеевич…

Подполковник посмотрел в круглые умоляющие глаза Варвары, потом — на «битлов», которые с самого рассвета усердно возили мётлами по лужам, расчищая от листвы дорожки, и махнул рукой.

Всё обошлось.

* * *

Под крылышком Варвары парни благоденствовали. Ни одна шалава так их не опекала — будто мама. Ну или сестра. Соответственно, именно так они и стали к ней относиться — все, кроме Сашки, для которого, как в первобытные времена, каждая половозрелая особь противоположного пола, не связанная с ним по факту узами кровного родства, являлась объектом охоты. Поэтому при виде Варвары у него тоже автоматически включалась программа тетеревиного токования, распускания хвоста и рассылания обволакивающих томных взоров. Беда была только в том, что Варвара — возможно, сослепу — этих масленых взглядов совершенно не замечала, а токования не слышала, ибо всегда находила тему для более интересного разговора — например, о вышедшей в журнале «Нева» повести Владимира Высоцкого.

Как-то вечером Баграт припёр Сашку к стене возле каптёрки и очень тихо, но выразительно произнёс:

— Ты, Казанова хренов, завязывай на Варьку глаз ложить и с толку её сбивать!

Материализовавшиеся рядом, как по волшебству, Васька с Ваганом согласно закивали, словно китайские болванчики. Такой болванчик стоял у Сашкиной бабушки в серванте и кивал очень долго, если в него тыкали пальцем.

— Нет такого слова в русском языке «ложить»! — вяло огрызнулся Сашка. Без боя он сдаваться не привык. — Есть слово «класть». Чего вы на меня взъелись?

— Того, — исчерпывающе сообщил Баграт, не выпуская его плеча. Прищур у него был нехороший, будто у какого-то Челубея. — Ты же трахаешь всё, что движется, а что не движется — толкаешь и тоже… того. Так вот. Варьку не трожь. Я понятно объясняю?

— Да что ты пристал?! — взъярился Сашка, с трудом отпихнув от себя этого мастодонта и раздражённо поправив выбившуюся из-под ремня гимнастёрку. — Вы что, не видите — она даже не понимает, что я пытаюсь её склеить!

Он впервые озвучил мысль, царапавшую его самолюбие, как заноза. С Варварой его кобелиный обаяж впервые не сработал. Даже сталкиваясь с полуголым Сашкой где-нибудь возле умывальника, она доброжелательно взирала на него, словно детсадовка на товарища по младшей группе, только что слезшего с горшка.

— А мы о чём? — внушительно подтвердил Баграт. — Она не такая. Вот и не лезь!

— Солдат ребёнка не обидит, — пробурчал Сашка, косясь на пацанов с некоторой опаской: в таком рыцарском запале они вполне могли ему и в морду въехать. И Варвары не было рядом, чтобы его выручить! — Я ж как лучше для неё хочу, вы, олухи! Чего она, как малолетка? Мама её сюда из школы специально переправила. Чтобы она тут начала… того… вести недетскую жизнь. Сама же Варька рассказывала, вы что, не помните?

— С тобой, что ли, вести? — снова нехорошо прищурился Баграт.

— Да хоть с кем! — вызверился Сашка. — Здоровый секс полезен для здоровья! Надо же ей с кем-то встречаться… отношаться…

Ваган сморщился так, словно кислую антоновку раскусил. Нежный какой!

— Короче, — решительно заявил Сашка и ещё раз одёрнул гимнастёрку. — Я просто произведу эксперимент. Попробую её окучить прямо при вас!

— Э-э? — оторопел Баграт.

— Да! — с пафосным надрывом провозгласил Сашка. — При вас, придурки, понятно? Чтобы вы меня хрен знает в чём не подозревали! Ну, то есть, не совсем при вас, но вы будете типа за углом. Если её не пробьет, я умою руки, как Понтий Пилат, и отступлюсь. Честное пионерское, под салютом.

Про Понтия Пилата Сашка вычитал у Булгакова — Варвара сама отложила ему дефицитную книжку.

— Больной, — после некоторого раздумья резюмировал Баграт, посмотрев в Сашкины вытаращенные от решимости глаза. — Ладно, гусар летучий, рискни. В первый и последний раз. А мы присмотрим.

И продемонстрировал Сашке свой смуглый кулак – размером с футбольный мяч, никак не меньше.

— Троглодит, — скорбно вздохнул Сашка и принялся напряжённо обдумывать детали операции, призванной пробудить Варвару, как спящую красавицу из сказки, к активной половой жизни.

Желательно, конечно же, с ним.

* * *


Операцию под кодовым названием «Спящая красавица» Сашка назначил на субботу, потому что по субботам в очаге культуры не толкались офицеры, а Варвара, наоборот, была на рабочем месте до самого вечера. Да и видеомагнитофон «Сони» по субботам всегда обретался в каптёрке на хранении. Зато по воскресеньям он нещадно эксплуатировался в видеозале, с утра демонстрируя мелюзге «Тома и Джерри», днём — «Коммандо» или «Рэмбо» — мелюзге постарше. А по вечерам наступало время эротики в виде «Эммануэли».

Поразмыслив, Сашка решил «Эммануэль» пока не использовать, а подобрать порнуху покруче, чтобы до неразбуженной Варвары сразу дошло, что к чему и почему. «Горячие пляжные девочки» для его просветительских целей вполне годились.

— Варь, а можно тебя попросить. — начал он, подкравшись к Варваре примерно за час до закрытия библиотеки.

Та с готовностью кивнула, хотя понятия не имела, о чём он собирался просить. Сашка даже почувствовал некоторые угрызения совести, но уверил себя, что всё это он затеял исключительно для Варвариной пользы. Что это такое, в самом деле, девчонке двадцать три, а она всё как грудной младенец! В СССР секса нет, что и ляпнула какая-то дурища на телемосте Владимира Познера. Такого позорища Сашка, как передовой комбайнёр сексуальной нивы, спокойно пережить не мог.

— Заштопай мне, пожалуйста, гимнастёрку, порвал, — вздохнул он.

— Так неси, — удивилась Варвара.

— А после работы у нас в каптёрке можешь? Тут как-то неудобно. Не торопишься? — скороговоркой осведомился Сашка и затаил дыхание.

— Конечно, могу, — пожала плечами Варвара. — Закрою библиотеку и заскочу. Ты там всё приготовь.

— Угу, — промычал Сашка и испарился. Он уже всё приготовил!

Ровно в шесть он шуганул от каптёрки за угол коридора отиравшихся там «битлов» во главе с настороженным Багратом, который так переживал за библиотекаршу, словно та была его родной сестрой, отданной на растерзание насильнику. От его укоризненных взоров Сашка и вправду почувствовал себя каким-то растлителем малолетних. Вот чёрт…

Наконец по скрипучим половицам бодро простучали Варькины каблучки, Сашка незаметно показал Баграту кулак и гостеприимно распахнул перед Варварой дверь каптёрки.

— Прошу!

И даже прищёлкнул стоптанными каблуками своих кирзачей, как кавалергард, хоть это и было нелепо. Варвара, конечно, прыснула.

Койку, на которой ей предстояло сидеть, Сашка предусмотрительно застелил свежим одеялом, на тумбочку водрузил видак и телик, а окно задёрнул занавеской для создания интима. Любую другую девчонку все эти нововведения в каптёрке, как минимум, насторожили бы, но не Варвару. Та рассеянно огляделась, деловито устроилась на койке и спросила:

— Что зашить-то?

Своё обмундирование, грешным делом, Сашка специально порвал. Он мгновенно сунул Варваре в руки разодранную по шву многострадальную гимнастёрку, катушку с иголкой и сделал щенячьи глазки, как этот его взгляд называл бессердечный Баграт.

Дождавшись, когда Варвара склонит голову над шитьём, он потихоньку включил видак. А потом так же втихаря присел на край койки рядом с Варварой — коленом к колену.

Раздолбанная койка скрипнула и прогнулась, Варвара озадаченно покосилась на Сашку. Пляжные девочки на экране закопошились в песке и призывно замурлыкали. Появился загорелый бугай в плавках и принялся сдирать с них бикини. Варвара мельком глянула на бугая, откусила нитку и снова опустила взгляд на шитьё.

«Привет вам всем в шляпу», — обиженно подумал Сашка. Обидно ему стало не только за себя, но и за старающегося бугая. Обслуживать трёх девок разом сам Сашка нипочём бы не взялся.

Он кашлянул и поглядел на курносый Варькин профиль. Потом на её коленки, где раскинулась его заношенная гимнастёрка. Он приподнял своё тряпьё за краешек и нырнул под него рукой. Под него и под Варькину старомодную юбку. Коленки там оказались тёплыми и круглыми, Сашка затаил дыхание.

Варвара оторвалась от своего занятия и удивлённо уставилась на него:

— Ты чего, Сань?

— Э-э… — промямлил Сашка. Под этим кротким и невинным взглядом тропининской кружевницы он даже перестал вслушиваться в стоны и вздохи, несущиеся от телевизора. Но руку не убрал. — Ты вообще понимаешь, что мы тут смотрим?

— Нет, я же шью, — серьёзно объяснила Варвара и близоруко вперилась в экран. По её сосредоточенному лицу было заметно, что она старательно пытается разобраться в происходящем.

— Это порнуха, — проскрежетал Сашка замогильным голосом. Варвара обратила внимание на экранное действо, но на его ладонь у себя под юбкой — ни капельки. — Мужик и три девчонки. На пляже. Поняла?

Варвара даже шею вытянула.

— О… — она округлила глаза. — А-а… Вот, значит, как это происходит! Я так и думала, что это несложно.

Сашка поперхнулся.

— Знаешь, я сама догадалась, как это должно быть, когда читала «Трёх мушкетёров», — живо похвасталась Варвара, поворачиваясь к нему. — Но тут-то, конечно, гораздо понятнее, потому что наглядно. Спасибо, что показал, — она пошевелила коленкой, и Сашка машинально отдёрнул руку. — Но мне кажется, что в данный момент им всем, — она указала подбородком на экран, — как-то не очень удобно. Он что, не может это с каждой по очереди делать? Пусть остальные подождут, он же не убежит.

Сашка сам готов был убежать. Он даже вскочил. Не изучи он Варвару настолько хорошо, решил бы, что она издевается. Но она не издевалась, она в самом деле так думала!

У него вмиг упало всё, что начало подниматься.

Дверь каптёрки со скрипом приоткрылась, и в щель нетерпеливо просунулись три злорадно ухмыляющиеся рожи. Как же Сашка их ненавидел!

— Подслушивали, уроды? — устало прошипел он.

Баграт, широко улыбаясь, протянул руку и вывернул звук в телевизоре. Четыре голых тела на экране продолжали кувыркаться в песке, но уже в немом режиме. Это было похоже на художественную гимнастику, промелькнуло в голове у Сашки. Варвара свет Андреевна кого угодно могла навести на столь невинные открытия. По крайней мере, раньше порнуха никогда не навевала Сашке таких ассоциаций.

— Ты уже зашила этому гусару всё, что надо? — жизнерадостно поинтересовался Баграт, обрушиваясь на соседнюю койку. Пошарил под нею и извлёк оттуда свой аккордеон. — А то я тебе могу поиграть.

— Ой, давай, — обрадовалась Варвара. — У тебя так здорово получается!

Сашка едва не заплакал от досады. Операция «Спящая красавица» с позорным треском провалилась.

— Народная татарская песня «Кубэлэк»! — торжественно объявил Баграт и сосредоточенно склонился над аккордеоном.

…Когда капитан Калинин, решивший всё-таки в субботу вечером навестить вверенный ему контингент, заглянул в каптёрку, то обнаружил там идиллическую картину. Варвара Андреевна прилежно штопала гимнастёрку рядового Богданова, сержант Сейфуллин упоенно наигрывал на аккордеоне национальные мелодии, рядовые Иваненко и Оганесян благоговейно им внимали, притулившись за широкой спиной сержанта. А рядовой Богданов отрешённо пялился на экран подключённого к видеомагнитофону телевизора. На экране мельтешили какие-то тени, но при выключенном звуке сложно было разобраться, что там происходит. Капитан прищурился.

Баграт оборвал мелодию и вскочил, опустив аккордеон на койку. Экран телевизора вмиг погас — это постарался опомнившийся Сашка. Взлетели со своих мест и остальные орлы.

— Здравия желаю, товарищ капитан, — лихо отрапортовал Баграт. — Личный состав гарнизонного Дома офицеров Советской Армии занимается самоподготовкой! Докладывает сержант Сейфуллин!

— Добрый вечер, Игорь Владимирович, — приветливо поздоровалась Варвара, тоже поднявшись с койки. — Я вот… Саше помогла гимнастёрку зашить. То есть рядовому Богданову. У меня всё равно лучше получается, чем у него. Вы его не ругайте, пожалуйста, я сама вызвалась и уже ухожу. Мама меня просила талоны на сливочное масло и на сахар отоварить. До свидания.

Она сунула гимнастёрку в руки окаменевшему Сашке, проворно взяла с кровати свою сумочку и попятилась к двери.

Капитан Калинин и орлы задумчиво проводили её глазами.

— Видеомагнитофон в кассу унесите, оглоеды, — устало велел Калинин.

Слово «оглоеды» не было уставным выражением, но суть отражало точно.

«Битлы» завалились спать в полном молчании, которое нарушил Баграт, обращаясь к Сашке:

— Убедился?

Сашка ещё немного помолчал, тяжело вздохнул и отозвался:

— Убедился. Я не её принц. Пусть ждёт своего. Но… — он выдержал многозначительную паузу и закончил: — Хоть принцем я и не буду, но феей-крёстной — постараюсь.

— Это как понимать? — настороженно поинтересовался Баграт.

— Увидишь, — загадочно отозвался Сашка. — Увидишь и обалдеешь.

* * *

Сашка решил выполнять миссию крёстной феи, начиная со следующего рабочего дня Варвары Андреевны — со вторника. Он промаршировал по красной ковровой дорожке, расстеленной от дверей библиотеки до Варвариной кафедры, и сурово вопросил:

— Ты почему не красишься? Косметики нету или не умеешь?

Варвара смущённо посмотрела на него сквозь очки. Её бледные щёки слегка порозовели.

— Не умею, — честно призналась она. — Купить, наверно, можно, хотя я точно не знаю, где. В галантерее? У меня мама не красится.

Сашка уже понял, что все бытовые знания об окружающем мире Варвара получала от мамы.

— Никакой галантереи! — ужаснулся он. — Что ты там достанешь? Тушь производства фабрики «Красная заря»?

— А что, есть какая-то другая? — хлопнула ненакрашенными ресницами Варвара.

— Понятно, — резюмировал Сашка после паузы. — Косметика за мной.

В очередной раз возблагодарив свои связи в женском мире, он втихаря покинул Дом офицеров и вернулся с целым косметическим набором. Чтобы заполучить такой дефицит, ему пришлось рассказать Свете из «Военторга» всё как есть про новую молодую библиотекаршу, которая не умеет краситься и не знает, где достать приличную косметику.

— Импортную, — подчеркнул Сашка. — Польскую хотя бы.

— Что, глаз на девку положил? — ревниво прищурилась Света.

— Ни в коем случае, — честно заверил Сашка. — Нетронутые цветуёчки не по моей части, ты же сама знаешь. Светуля.

Светуля с подозрением посмотрела в его правдивые очи, вздохнула: «Да уж знаю» и поманила в подсобку, откуда он вышел только через полчаса, ублаготворённый, ублаготворивший и нагруженный польской тушью, двумя видами теней, румянами и помадой. Всё это добро уместилось в аккуратной косметичке, которую расщедрившаяся Светуля выдала довеском.

— Это мне? Ты с ума сошёл… — пролепетала потрясённая до глубины души Варвара, когда Сашка позвал её в каптёрку и величественным жестом высыпал на койку содержимое косметички. — Сколько я тебе должна?

— Молчи, женщина, — отрезал Сашка голосом благородного грузинского разбойника Даты Туташхии. — Это я тебе задолжал, Мы все. И потом, я за это ни копейки не заплатил.

— А как же?.. — совсем растерялась Варвара.

— Да вот так, — вздохнул Сашка, разглядывая её намётанным взором. Чистый лист, право слово. Но это было даже хорошо. — Ты что, совсем никогда не красилась? — спросил он, хотя уже был уверен в ответе. — Ладно, смотри. Вот это маскара, тушь, то есть, для ресниц. Это тени. Тут по два цвета в каждой коробочке — голубой и серебристый, зелёный и золотистый. Зелёный кладёшь на верхнее веко, золотистый растушёвываешь под бровь. Это комплект. Так же и голубой с серебристым. Тебе и то, и то пойдёт, у тебя глаза серые. А румяна — вот сюда, на скулы мажь и растушёвывай кисточкой. Ты поняла? Ва-арь?

— Саня, но я ничего этого не умею… — в ужасе зашептала Варвара, уставившись на красивые коробочки, будто на гнездо смертельно ядовитых скорпионов. Она чуть не плакала. — Я только всё испорчу!

— Господи, чего ты там испортишь? Ну, сходи к бабам в бухгалтерию, они тебе покажут, как надо, — досадливо проворчал Сашка.

— Я не могу! — в панике воскликнула Варвара. — Они будут надо мной смеяться! И так уже смеются!

«Сучки», — подумал Сашка, вздохнул и скомандовал:

— Тогда бери зеркало. Угу, вот это, — зеркальце, всё в потёках мыльной пены, служило парням во время бритья. — Сейчас потренируемся. Тяжело в ученье — легко в бою, кто сказал?

— Суворов… — пробормотала Варвара, дрожащими пальцами беря коробочку с румянами. — Александр Васильевич.

Когда обновлённая библиотекарша в окружении «битлов» вернулась в библиотеку и снова уселась за свою кафедру, Сашка почувствовал такую гордость, словно в самом деле вывел Золушку на бал. Ваган показал ему большой палец, Васька уважительно развёл руками, а Баграт одобрительно похлопал по плечу своей увесистой дланью.

— Теперь очередь очков, — объявил Сашка не терпящим возражений тоном, подойдя к кафедре и пронизывающе уставившись в благодарные Варварины глаза.

В городской «Оптике» у него тоже имелись связи. Всё-таки, как ни крути, секс был великой силой. Когда-нибудь Варваре предстояло это понять, подумал Сашка и деловито добавил:

— Что у тебя с ногами?

— А что такое с моими ногами? — испугалась Варвара.

— Тоже не понял, — сурово встрял Баграт, а остальные посмотрели на Сашку с любопытством.

— Вот именно, что ничего, — отрубил тот. — А должно быть что-то. В смысле, ноги у тебя первый сорт, красивые. Сам убедился.

Варвара разинула рот и залилась румянцем, видимо, вспомнив наконец сцену в каптёрке.

— Но их никому не видно, — безапелляционно заключил Сашка, не обращая внимания на изменения в Варькиной окраске. — А должно быть видно. Поэтому, Варвара Андреевна, берёте ножницы и чик-чик… — он подвигал растопыренными пальцами в воздухе, — режете все свои юбки так, чтобы они не прикрывали ваших красивых колен. Или мне принесите, я обрежу.

— Мама… — слабым голосом проблеяла Варвара, уставившись на Сашку с мольбой и благоговением.

— Мама поймёт, — торжественно заверил её Баграт, тоже покосившись на Сашку прямо-таки восхищённо, и тот приосанился.

В каптёрке Баграт уважительно сказал Сашке:

— Кино такое было… или спектакль. Я забыл, как называется. Вроде бы какой-то профессор нашёл на улице цветочницу…

— «Пигмалион», — радостно отрапортовал начитанный Ваган. — Профессор Хиггинс и Элиза! Он на пари представил её герцогиней!

— И женился? — заинтересовался Васька.

— Вроде нет, — почесал в затылке Ваган. — А настоящий древнегреческий скульптор… ну, про которого миф, Пигмалион-то, этот женился!

Все внимательно посмотрели на Сашку, и он даже вспотел.

— Я жениться не собираюсь, — со всей решительностью заявил он. — Погулять охота. И вообще… Скоро дембель.

* * *

Варвара Андреевна покинула Дом офицеров даже раньше дембельнувшихся по весне Сашки и Баграта. Сперва на Новый год она в обновлённом виде и прикиде съездила по путёвке в какой-то черноморский санаторий. Путёвка досталась ей легко, потому что был не сезон. А вернулась она, как говорили в старину, уже помолвленной. Сашка только крякнул, глядя на фотографию жениха Михаила, которую Варвара всем со счастливой гордостью демонстрировала. Черноволосый крепкий парень на фотографии тоже счастливо и гордо улыбался. Ещё бы!

— Ужгород — это где? — спросил Сашка, стараясь, чтобы его голос не звучал слишком уж уныло. — На границе с Польшей, что ли? Далековато…

В его голосе всё-таки просквозила вселенская тоска, и Баграт утешительно похлопал его по плечу.

— Страна-то большая, — рассудительно заметил он. — Будем встречаться где-нибудь посередине. У меня в Самарканде, например. Там у нас во-от такие дыни! И виноград. Не горюй, Сань. Встретимся, куда мы денемся!

Ваган и Васька энергично закивали.

— Обязательно встретимся, Портос, — через силу усмехнулся Сашка.

* * *

Шёл тысяча девятьсот восемьдесят девятый год. До распада Советского Союза оставалось около двух лет.

Развалилась Берлинская стена и режим Чаушеску в Румынии. Литва и Латвия приняли декларации о государственном суверенитете. По телевизору начались прямые трансляции со скандальных заседаний первого съезда народных депутатов СССР и «Рабыня Изаура», а бывшие диссиденты учредили общество «Мемориал».

Сотовой связи, Интернета и социальных сетей ещё и в помине нет было.

А через двадцать пять лет Варвара, Баграт, Сашка, Ваган и Васька встретились на «Одноклассниках.Ру».






@темы: фики, джен, гет, ФБ-16, Русреал

URL
Комментарии
2016-10-21 в 00:12 

Stef Boread
Жизненных неудач вообще не существует. Есть только накопление опыта.
Ой, вот это я тоже ещё на ФБ прочла! Очень понравилось, самое лучшее из той выкладки было, насколько я помню))) Милота-милота))

2016-10-21 в 00:15 

sillvercat
Горю! Конопляное поле.
Stef Boread,
УИИИИИИИ!!!! Спасибо, солнц!! :squeeze:

URL
2016-10-21 в 00:28 

Stef Boread
Жизненных неудач вообще не существует. Есть только накопление опыта.
sillvercat,
Пожалуйста, дорогая!!))))) :heart:

2016-10-21 в 10:00 

Stella Lontana
Тоска по совершенству? Ну-ну! (с) Ундервуд
sillvercat, офигенно! Вот ты знаешь, мне не все тексты у тебя одинаково нравятся, что-то по тематике совершенно мимо - а этот прям за душу берет. И последнее предложение про Одноклассники - как контрольный в голову, невероятно трогательно почему-то. Вот мое поколение не совсем понимает, зачем вообще нужны Одноклассники - смешной и нелепый сервис. А тут вдруг осознаёшь - как мешком по голове - насколько это может быть важно.

2016-10-21 в 12:48 

sillvercat
Горю! Конопляное поле.
Stella Lontana,
ай, спасибо, дорогая! :kiss:
Одноклассники - это такой ресурс, да, своеобразный, но старшему поколению удобнее на нём, чем ВКонтакте.

URL
2016-10-21 в 16:02 

Morrigan33
Улыбаемся и машем!
Как всегда у тебя все так мило и по-домашнему) И каждый абзац можно растаскивать на цитаты. Здорово, что текст получился интренациональный, думаю, это было специально сделано, да?
Интересно, кто ребятам по ТИМам.

2016-10-21 в 18:18 

sillvercat
Горю! Конопляное поле.
Morrigan33,
котя, ты меня захвалила. ёлы :squeeze:
думаю, это было специально сделано, да?
дорогой друг, текст написан почти стенографически с натуры)))) Сашка - еврей-цыган, Баграт (в реальной жизни Марат) - татарин, сейчас живёт в Казани, Васька - реально Васька, Ваган Оганесян - реально он и есть)))
Насчёт ТИМов ничо сказать не могу.

URL
2016-10-21 в 18:41 

Morrigan33
Улыбаемся и машем!
sillvercat, тогда понятно, почему все так здорово вышло) раз с натуры)

и я догадываюсь, кто была эта библиотекарь :cool:

2016-10-21 в 18:58 

sillvercat
Горю! Конопляное поле.
Morrigan33,
я и осталась такой же полоумной, чо))))

URL
2016-10-21 в 19:38 

Morrigan33
Улыбаемся и машем!
sillvercat, слушай, а с порнофильмом реально так и было? :D

2016-10-21 в 20:07 

sillvercat
Горю! Конопляное поле.
Morrigan33,
да, дорогая. Слепая и тупая я реально не разобрала, чего там вообще происходит, пока меня не ткнули носом, в ответ на что мною была выражена глубокая благодарность)))
:facepalm::facepalm::facepalm:

URL
2016-10-21 в 20:19 

Morrigan33
Улыбаемся и машем!
sillvercat, офигеть)) так интересно взглянуть на совершенно непривычную линию поведения. я бы, наверное, пощечину дала. хотя я бы сразу поняла, что там происходит, 3ф она все видит и все понимает сразу, когда дело секса то касается)

2016-10-21 в 20:24 

sillvercat
Горю! Конопляное поле.
Morrigan33,
котик, я была совершеннейшим исключением среди девиц моего возраста даже в то сравнительно невинное время. мне сейчас просто страшно вспомнить, в каких диких ситуациях я оказывалась, как Красная Шапочка в лесу, полном волков, с корзинкой... и меня щадили. Вот если б я написала такой текст, все сказали бы - СКАЗКА!
Всё-таки люди мне всегда попадались хорошие. Либо оборачивались ко мне хорошей стороной. Либо везло. Не знаю, как это объяснить, когда прошло по сути полжизни.

URL
2016-10-21 в 20:28 

Morrigan33
Улыбаемся и машем!
sillvercat, я думаю, они оборачивались хорошей стороной именно к тебе. Есть просто такой тип людей, с которым не можешь быть плохим. Вот даже когда хочется, не можешь. Как в тексте сказано "солдат ребенка не обидит".У меня есть подруга-Гюго, необыкновенно светлый человек. Уже повышать на нее голос кажется кощунством.
А может тут играет роль и пресловутое "как ты к людям, так и они к тебе")

2016-10-21 в 20:34 

sillvercat
Горю! Конопляное поле.
Morrigan33,
как ты к людям, так и они к тебе
это принцип моей мамы, и он не всегда работает, потому что... ну потому что есть реальное Зло.

URL
2016-10-21 в 20:40 

Morrigan33
Улыбаемся и машем!
sillvercat, увы да...

2016-10-21 в 20:42 

sillvercat
Горю! Конопляное поле.
Morrigan33,
что касается меня, то моя сестра обо мне всегда говорит, что грешно обижать обиженных Богом))))

URL
2016-10-21 в 20:42 

Morrigan33
Улыбаемся и машем!
2016-10-21 в 20:44 

sillvercat
Горю! Конопляное поле.
Morrigan33,
это она из зависти, ящетаю :-D

URL
2016-10-21 в 21:47 

Stef Boread
Жизненных неудач вообще не существует. Есть только накопление опыта.
sillvercat,
Ну, лично я считаю, ты действительно такой человек, с которым нельзя по-плохому) И это здорово)))
А всё-таки, каких парни ТИМов, как думаешь?)) Ты ведь их, получается, глубже знала, чем дано в тексте.

2016-10-21 в 21:53 

sillvercat
Горю! Конопляное поле.
Stef Boread,
спасибо, дорогая... :bigkiss:
А всё-таки, каких парни ТИМов, как думаешь?)) Ты ведь их, получается, глубже знала, чем дано в тексте.
Баграт, скорее всего, Макс)) Сашка, бесспорно, какой-то этик-экстраверт, от Гюго до Напа, а Ваган, безусловно, инфантил-экстраверт, то есть, либо Дон, либо Гек. Про Ваську ничего не скажу, я его знала не так хорошо, и это чувствуется и в тексте.

URL
2016-10-23 в 14:27 

Пони Серебристый
сказал пейсатель
ооо, дорогая, я получила огромное удовольствие от чтения.
*искала еще свежего слешика, а вышла на эту милоту и не пожалела =^_^=

2016-10-23 в 14:36 

sillvercat
Горю! Конопляное поле.
Пони Серебристый,
люблю тебя, дорогая :kiss:
есть и т. что ты ищешь, пониже этажами)))

URL
2016-10-23 в 21:13 

Auesha
Добродетель вознаграждается, порок же приятен сам по себе.
Очень, очень, очень здорово! Наконец-то руки дошли начать читать. Столько всего вкусного скопилось, а я как куча дров. Исправляюсь!
Ты прекрасна, как рассвет и даже больше!

2016-10-23 в 21:13 

Auesha
Добродетель вознаграждается, порок же приятен сам по себе.
Очень, очень, очень здорово! Наконец-то руки дошли начать читать. Столько всего вкусного скопилось, а я как куча дров. Исправляюсь!
Ты прекрасна, как рассвет и даже больше!

2016-10-23 в 21:15 

sillvercat
Горю! Конопляное поле.
Auesha,
ты, главное, появляйся хоть иногда.
спасибо, котик! :bigkiss:

URL
2016-10-23 в 23:03 

Древлянка
То, что нас не убивает - делает нас сильнее.
На фб я читала другое миди, до последнего выбирая между этим и тем. Но там не было комментов,либо было совсем мало. Так что я прочла сие творение уже тут, у вас на дневнике.
Признаться, прочитав саммари и название, ожидала совсем иного. А тут милейшая история вместо ожидаемой военной эпопеи))
Очень понравился фик. В первую очередь живостью персонажей и тем, что Варя очень похожа на меня саму))) У нее, разумеется, более утрированно все, но общее есть и не мало) Так что не понравиться фик просто не мог))
С радостью тискаю автора сразу в аватарку)) :squeeze: Спасибо за милоту и человеческие лица военных)

2016-10-23 в 23:07 

sillvercat
Горю! Конопляное поле.
Древлянка,
что Варя очень похожа на меня саму)))
Боде, я всегда так боялась, что мне скажут, мол, не бывает таких в природе)))
спасибо! :squeeze:

вместо ожидаемой военной эпопеи))
неее, я не писатель военных эпопей, совершенно точно)))

URL
2016-10-23 в 23:12 

Древлянка
То, что нас не убивает - делает нас сильнее.
sillvercat, *мрачно* бывают :shuffle:
*пошла искать к чему бы припасть следующим*

2016-10-23 в 23:15 

sillvercat
Горю! Конопляное поле.
Древлянка,
бывают
Сис!!! :buddy:

URL
2016-10-23 в 23:24 

Древлянка
То, что нас не убивает - делает нас сильнее.
2016-10-23 в 23:33 

OxanaKara
неее, я не писатель военных эпопей, совершенно точно)))
А драббл или мини «Полюшко» в РусОриджах? Не эпопея, конечно, но ничто не мешает...

2016-10-23 в 23:35 

sillvercat
Горю! Конопляное поле.
OxanaKara,
ненене, не моё.
хотя я теперь всё знаю про бутылки с зажигательной смесью и как их бросать, но не моё.

URL
2016-10-23 в 23:46 

Древлянка
То, что нас не убивает - делает нас сильнее.
OxanaKara, сорри, что влезаю, но Полюшко я тоже читала. И имхо, там все-таки не совсем военная тематика, имхо, опять же, там другие акценты.

2016-10-23 в 23:49 

sillvercat
Горю! Конопляное поле.
Древлянка,
там отношенчески-мистические акценты, скажем так, и я просто помру, если мне придётся писать. к примеру, батальную сцену.

URL
2016-10-24 в 00:05 

Древлянка
То, что нас не убивает - делает нас сильнее.
sillvercat, там отношенчески-мистические акценты я так не смогла сформулировать))) честно пыталась подобрать слова))) про батальные сцены - да, я поняла)))) не пишется, не хочется, не идет - и не надо))) пусть в мире будет больше доброго, светлого и вечного))

2016-10-24 в 08:12 

sillvercat
Горю! Конопляное поле.
Древлянка,
спасибо :kiss: нехай с ними, с этими батальными сценами)))

URL
2016-10-24 в 08:15 

OxanaKara
там другие акценты
Не спорю, согласна.

не пишется, не хочется, не идет - и не надо
А если напишется — прочтём с удовольствием!

:flower:

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Выхожу один я на дорогу, на работу, на медведя

главная